Моча сестры

– Нет, я не могу на такое согласиться.
– Почему? Что тебя смущает в моем предложении?
– А тебя саму разве не смущают твои слова?
– Конечно же, нет. А почему меня что-то должно смущать? Я твоя сестра, которая желает тебе выздоровления. И неважно, какими способами и средствами будет достигнута цель.
Я прекрасно понимаю, что сестра права на все сто. Она на самом деле искренне печется о моем здоровье и делает все от нее зависящее для того чтобы вылечить мена. Кроме того, как врач, женщина лучше знает, что мне сейчас нужно для выздоровления. Однако предложения сестры настолько неординарное и специфическое, что я даже не могу поверить, что оно исходит от нее. Тем не менее, вид у Гали вполне серьезный, и говорит она тем решительным тоном, который не дает и наименьшего шанса заподозрить ее в попытке меня разыграть. Сестра в действительности хочет сделать то, что предложила.
– И тебе не будет стыдно? – не сдаюсь я.
– Нисколечко, – удивленно фыркает она. – Ты же мой родной брат. Чего мне тебя стесняться?
С этим тоже не поспоришь. Галя никогда не отличалась особенной стыдливостью. В юности моя сестра любила беззаботно разгуливать по нашей детской в полуголом виде, откровенно демонстрируя свои девичьи прелести, едва прикрытые крошечными трусиками и лифчиками. Безо всякого смущения она неоднократно переодевалась при мне, открывая моему пытливому взору свои самые потаенные интимные места. Грязное нижнее белье девушки нередко было раскидано по всей комнате, возбуждая своим видом и запахом во мне сладострастные мечты и фантазии. Но все это все равно не шло, ни в какое сравнения с тем, что сестра задумала сейчас.
– И где ты хочешь это сделать – интересуюсь я.
– Да хоть здесь, – улыбается Галя, понимая, что я уже почти сдался. – Приляг на диван, а дальше я все сделаю сама.
Дальше спорить уже нет никакого смысла. Тем более, что моя сестра настолько упертая, что раньше или позже но обязательно добьется своего. Так зачем же тратить силы и время на бесполезные разговоры? Понимая это, я беспрекословно подчиняюсь требованиям женщины. Снимаю рубашку и удобно устраиваюсь, полулежа на диван. За это время, радостно улыбаясь, Галя быстро снимает с себя юбку. Потом настает черед черных колготок и белых ажурных трусиков. Сняв с себя одежду, сестра аккуратно складывает ее на журнальный столик, приговаривая при этом:
– Да ты не волнуйся. Многие люди лечатся таким способом. Возможно он и не очень приятный, но тут уж ничего не поделаешь. Хочешь выздороветь приходиться терпеть всякую гадость. А тебе он обязательно поможет. Через несколько недель будешь здоров как огурчик. Еще и поблагодаришь меня за мою настойчивость.
Управившись с одеждой, женщина залазит ко мне на диван. Встав передо мной, она широко расставляет ноги и немножко приседает, так чтобы мое лицо очутилось напротив ее промежности. Несмотря на богатый опыт интимных отношений с различными женщинами и ненасытную сексапильную жену я все еще не могу равнодушно смотреть на лоно своей старшей сестры. Меня всегда очень возбуждал ее выпуклый лобок, покрытый густыми каштановыми кудряшками, немножко приоткрытые половые губы похожие на петушиные гребешки, манящая таинственность нежной розовой мякоти, которая проглядывала между ними.
В юности я всякий раз приходил в экстаз, когда удавалось увидеть интимную “прелесть” сестренки. Те короткие мгновения, во время которых моему взору открывался чарующий вид девичьей промежности, были для меня настоящим праздником. Неземным счастьем, которым беззаботная Галя щедро одаривала меня, чуть ли не каждое утро и вечер когда при мне переодевалась, и которое я с волнением вспоминаю во всех подробностях, и по сей день. Это было событие, от которого всегда начинала кружиться голова, кровь закипала в жилах, а приятная горечь неизменно загоралась у меня под животом.
С годами возможности заглядывать сестренке между ног у меня ставало все меньше и меньше. Галя вышла замуж и переехала жить к своему мужу. Я тоже обзавелся семьей. Встречались мы нечасто, еще реже возникала ситуация когда можно было полюбоваться лоном сестрички. Но, несмотря на все это моя сестра нисколько не изменилась в своем поведении. Она и дальше воспринимала меня только как брата, перед которым можно не стесняясь и юбку пододрать, и голые груди выставить и даже беспечно трусики снять.
Неудивительно, что сейчас она без всякого смятенья сделала то, что сделала. Ведь я для сестры лишь обыкновенный пациент, которого нужно лечить. Вот она и врачует, не обращая внимания на всякие пустяковые условности. Упершись коленьями в спинку дивана, Галя быстро засовывает мою голову себе между ног. Решительно втиснув мое лицо в свою промежность, женщина терпеливо поучает:
– Ты главное не теряйся. Раскрой пошире рот, плотно прижмись им к моей щели и быстро глотай. Когда будешь готов – скажи. Сразу предупреждаю, что я сегодня еще не подмывалась. Будет немного попахивать, но ты не обижайся. Так уж получилось.
Я снова беспрекословно исполняю распоряжения сестры. Широко раскрыв рот, нетерпеливо припадаю к ее чудесному лону, буквально проглатывая его целиком. Жадно впиваюсь губами в женский срам. Осторожно раздвигаю языком толстые половые губы Гали. С наслаждением погружаю свой нос в жесткие кудряшки рыжего “треугольника”. Они действительно пахнут, но это благоухание приятно, оно будоражит мое тело и волнует сознание. Еще большее удовольствия приносит несравненный вкус женской вульвы. Многогранный “букет” изысканных вкусов, от которых перехватывает дыхания, и возбужденно начинает стучать сердце.
– Так ты готов – нетерпеливо спрашивает Галя, не давая мне сполна насладиться ее “аленьким цветочком”.
Я утвердительно мычу в ответ. Женщина крепко сжимает своими бедрами мою голову. После этого из ее тела вырывается мощная струя горячей жидкости. Немного солоноватая на вкус она обжигает мне язык и небо, быстро наполняет мой рот, так что мне ничего не остается как начать торопливо ее глотать. И я вынужден это делать едва, не захлебываясь от нескончаемого потока женской мочи, которая все брызжет и брызжет из щелочки сестры.
Галя писает мне в рот нестерпимо долго. Покорно глотая ее “огненный коктейль” я не могу не подивиться, откуда в мочевом пузыре женщины набралось столько жидкости. Нескончаемый ручей “сладострастного лекарства” все течет и течет, неумолимо наполняя мой желудок своей теплой тяжестью. Он настолько полноводный, что мне с трудом удается пропускать его через свою глотку. Судорожно делая глоток за глотком, я беспокоюсь только об том, чтобы не пролить ни капли этого “волшебного зелья”.
Присосавшись к женскому сраму, я благодарен сестре за все, то, что она сейчас делает. Мне даже нравится, что она придумала такой неординарный способ лечения. Хорошо, что Галя сама согласилась стать моим “врачом”. Наверняка я бы ни за что не согласился пить чужую мочу. А так я с готовностью позволяю, сестре пописать мне в рот и нахожу это занятие достаточно забавным и приятным. Забавным потому что никогда бы раньше не подумал, что моча сестры может стать для меня лекарством. А приятно – потому что удается впервые в жизни изведать вкус лона моей обожаемой сестренки.
Но все хорошее имеет свой конец. Несмотря на свою кажущуюся неиссякаемость, поток жидкости с тела женщины теряет свой напор. Полноводная река незаметно превращается в журчащий ручеек, который в свою очередь быстро распадается на отдельные капли. Я с готовностью глотаю Галину мочу, а когда она заканчивается, старательно вылизываю влагалище сестренки. Забыв о всяком приличии, увлеченно ласкаю женский клитор, играю с малыми половыми губками, настойчиво пытаюсь проникнуть в жаркие глубины лона сестры.
Она не против этого моего баловства. Сестра только немного разжимает бедра, когда заканчивает писать мне в рот. Но в тоже время женщина не мешает мне сполна ...насладиться своим срамом. Она терпеливо ждет, пока я не натешусь облизыванием ее “интимной щелки”. Галя наверняка прекрасно понимает, что твориться в моей душе, поэтому не спешит рассоединять мои губы со своей промежностью. Будто ничего не замечая, женщина позволяет мне натешиться вкусом своего влагалища столько сколько мне этого кончиться. И только когда я уже пресыщаюсь его ароматами, Галя решительно прекращает мое “лечение” и тихо говорит:
– Братик, а ты я вижу послушный больной. Старательно выполняешь все предписания лечащего врача. Выпил все “лекарство” без остатков. Даже последние капли вылизал. Мне понравилось.
– А такой способ лечения действительно мне поможет? – спрашиваю я, чтобы хоть немного унять волнующую дрожь в теле.
– Конечно, – уверенно отвечает сестра, натягивая трусики. – Урина обладает многими целебными свойствами. Особенно когда она свежая, только что из мочевого пузыря.
– А почему она должна быть женской?
– Во-первых, женская урина более благоприятна для мужчин и наоборот. Во-вторых, важно чтобы она была от как можно близкого родственника. Поэтому дорогой братик только я могу помочь тебе.
– И как долго продолжиться мое лечение?
– Где-то около двух недель, пока у меня не начнутся месячные. Потом посмотрим, возможно, придется продолжить курс еще на некоторое время.
– А нельзя и во время месячных лечиться?
– Глупенький, – смеется сестра. – Как же я буду писать тебе в рот с прокладкой между ног? Разве что ты своим языком будешь затыкать мне мою щелку.
– А ты используй тампоны, – советую я.
– Поживем-увидим. А пока я раз в день буду поить тебя своим “зельем”. Надеюсь, долго это продолжаться не будет.
Я, конечно же, был иного мнения. Но Гале это знать совсем не обязательно. Достаточно того что сестра выбрала такой неординарный способ моего лечения. Я же со своей стороны постараюсь, чтобы оно продолжалось как можно дольше. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы сполна насладиться той уникальной возможностью, которую дала мне судьба. Я буду ублажать влагалищем сестренки своими губами и языком до тех пор, пока она не поймет, что уже не может существовать без моих ласк и поцелуев.
И уже на следующий день мне посчастливилось добиться поставленной цели. На тот раз мы несколько изменили позу, при которой сестра “лечила” меня. По моей просьбе Галя теперь стала ко мне задом. Женщина выпятила свои массивные ягодицы, которые оказались немного выше моего лица, и как в прошлый раз широко расставила в стороны ноги и немного присела. Я уже без всякого стеснения пальцами раздвинул ее половые губы и жадно припал к ним своими устами. Соединился в сочном поцелуе, таком страстном и неугомонном который не удалось испытать даже моей жене.
Я казалось, слился с сестрой в одно целое. Ее промежность стала моим лицом, ее бедра моими щеками, ее влагалище моим ртом, ее половые губы моими устами, ее клитор моим языком. Моему взору открылась восхитительная картина голой женской задницы, ее огромных белых полушарий ягодиц, глубокое ущелье между ними поросшее густым кустарником рыжих волос и большой соблазнительный кружок Галиного “очка”, в который буквально воткнулся мой нос.
Возбужденный увиденным и увлеченный тем, что пришлось почувствовать, я не обращал никакого внимания на тот бурлящий фонтан горячей жидкости, который мне приходилось глотать. Забыв обо все на свете, я позволял сестре мочиться мне в рот столько сколько ей хочется. Для меня главным было то, чтобы это удовольствие продолжалось как можно дольше. А все остальное не имело никакого значения. Даже то, что в конце “лечебной процедуры” женщина не удержавшись “пустила ветер” мне под нос.
Запах был просто ужасный, но я стойко выдержал его, хотя в носу и защипало от нестерпимого смрада. Но всякое удовольствие требует жертв, поэтому я смирился с тем, что приходилось терпеть некоторые неприятности только чтобы снова и снова видеть и наслаждаться лоном сестры. Я готовый был на все ради тех кратковременных сладких поцелуев, которыми невзначай одаривала меня Галя своими чувственными “срамными губками”.
Когда все окончилось, сестра извиняющимся тоном произнесла:
– Прости, не удержалась.
– Да чего ты, – успокоил ее я. – Все нормально.
– Нет, извини, я совсем не хотела “перднуть” тебе под нос.
– Да перестань ты. Всякое может случиться. Ты же моя родная сестра и мне это нисколько не противно. Если не веришь, то я даже могу тебя туда по-родственному поцеловать.
И не ожидая ответа сестры, я впился своими губами в ее задний “орешек”. Галя вздрогнула от моего нахальства, но противится поцелую не стала, только взволновано зашептала:
– Что ты делаешь братец. Так нельзя. Мне стыдно. Перестань немедленно. Что скажут другие.
Но я всего этого уже не слышал. Позабыв о всякой рассудительности, я целовал и целовал задницу сестры. Страстно, жгуче, неутолимо с той жадностью, на которую способен только обезумевший от страсти мужчина. И мне показалось, что задняя дырочка Гали ответила мне взаимностью. Она будто потянулась к моим губам, затрепетала от ласк моего языка, даже немного расслабилась под влиянием тех пестований, которыми я ее щедро наградил.
И ободренный этим единением я сделал несмелую попытку проникнуть языком в задний проход сестры. Сначала из этого ничего не получалось, но я был настойчив. Я все усиливал и усиливал свой натиск, до тех пор, пока “крепость” женской задницы не пала. “Ворота” прикрывающие вход в глубины клоаки Гали немного приоткрылся, и я незамедлительно воткнул туда свой язык.
Сестра сперва рефлекторно попыталась вытолкнуть наружу мой язык из своей задницы, но я не собирался отступать. Между нами завязалась короткая, но отчаянная борьба победителем, который стал, конечно же, я. Галя просто благоразумно перестала противиться моей настойчивости. Она расслабилась и позволила мне “поиметь” ее в зад своим языком столько сколько мне этого хотелось. Женщина впустила меня в глубины своего тела, наградив кучей новых, неизведанных ранее вкусов и ощущений.
И я сполна попользовался этой возможностью. Я до такого неистовства наслаждался задницей сестры, что потерял всякое представление о пространстве и времени. Позабыв обо всем на свете, похотливо утешался женским срамом. Не обращал никакого внимания ни на той “напряг”, который творился в моих штанах, ни на, то, что Галя фактически уже сидела на моем лице, ни на струйку вязкой жидкости, которая сочилась из ее влагалища мне на подбородок…
Когда все было окончено, сестра поднялась с моего лица. Вид у нее был немного смущенный и почему-то растерянный. Окинув меня, каким-то странным взглядом, она с восхищением в голосе произнесла:
– Я, наверное, единственная женщина в мире, которой пришлось почувствовать язык брат в своей заднице.
– Это моя благодарность, за все то, что ты сделала для меня.
– Надеюсь, она была не последняя? – лукаво улыбнувшись, спросила Галя.
– Конечно же, нет. Ты же моя старшая сестра и я готов для тебя сделать все что пожелаешь. Ты только не стесняйся, говори.
– Хорошо, – отвечает женщина загадочным тоном. – Тогда до встречи. Завтра продолжим сеанс лечения.
И мы продолжили. И завтра, и послезавтра и еще много дней после этого. Первые две недели поводом для этих встреч было мое лечение. А потом у Гали начались месячные, и она перестала писать мне в рот. Но, несмотря на это пикантное “препятствие” женщина все, же и дальше охотно позволила мне целовать и облизывать свою задницу. Оказывается, ей это очень даже понравилось.
Немного позднее сестра рассказала мне и о причинах, по которым она безотказно соглашается на эти “маленькие шалости” между нами. Она считала, что раз я предрасположен, возжелать других женщин кроме своей жены, то уж пусть лучше это будет она,... чем какая-то чужая грязная проститутка. Галя была уверенна, что не надо выносить “сор из избы” и эту “небольшую проблему” мы в силе решить своими силами, “по-родственному”. Тем более, что ей не сложно снимать мою лишнюю сексуальную энергию своими женскими прелестями. Даже приятно когда я страстно целую ее в половые губы, или жадно вылизываю между ягодиц. Особое же удовольствие Галя получает, когда удается усесться мне на лицо и почувствовать мой язык в своем заднем проходе.
Со временем наши “своеобразные отношения” стали достаточно частым и регулярным явлением. По негласному договору сестра всегда выбирает время и место для очередной встречи. Как правило, это ее докторский кабинет, куда я прихожу якобы на проверку своего здоровья. Закрыв двери на замок практичная Галя без лишних слов поддирает юбку и спускает до колен колготки и трусики. Я опускаюсь перед ней на колени и начинаю свою “роботу”.
Иногда нам удается уединиться у меня или у нее дома. Тогда сестричка ложиться на кровать, подставляет под свой зад подушку и широко расставляет ноги. Я ложусь возле нее и начинаю, неспешна, целовать ее живот, бедра, ягодицы и промежность. Я целую каждый сантиметр ее шелковистой кожи, каждый бугорок и каждую складку. Когда мои губы соединяются с половыми губами Гали, она начинает громко сопеть, когда сосу ее клитор, женщина томно постанывает, а когда засовываю языка во влагалище, сестра уже визжит от удовольствия.
Без всякого хвастовства скажу, что умею быстро довести женщину до оргазма и могу поддерживать его сколь угодно долго. Галя сама откровенно рассказала, что ей нравиться, научила как ее целовать и где облизывать, чтобы получить от этого максимум удовольствия. Ну а я послушно и с радостью выполняю все ее просьбы и указания не брезгуя делать такие вещи, о которых раньше и не помышлял. Только бы моя обожаемая сестричка подольше извивалась в судорогах экстаза, погромче орала когда “кончает”, посильнее сжимала мою голову своими бедрами при этом и побольше испускала своего изумительного “нектара” мне в рот. А все остальное теперь уже не имеет никакого значения…
100% (34/0)
 
Categories: FetishHardcoreTaboo
Posted by pumba1249
2 years ago    Views: 1,320
Comments (9)
Reply for:
Reply text
Please login or register to post comments.
8 months ago
возбудился!
9 months ago
знакомая картина....
1 year ago
Прекрасно написано, теперь мне тоже хочется такого доктора
1 year ago
Возбуждающая история
1 year ago
mmm, super
BigKosta
retired
1 year ago
классно конечно но я всё ждал когда будет его сперму глотать и ей тоже нассыт в глотку
2 years ago
а как же переход к полноценному сексу?
2 years ago
Прекрасно! С удовольствием бы пыл твою мочу и вылизывал бы твою пизду и анус! :)
2 years ago
Фантастика! Очень классно написано и заводит так, что хочется самому все это попробовать!