Ученица

Мягкая, упругая, лепестково – белая кожа. Каждое прикосновение к ней рождало блаженство, возносящее к небесам. Я нежно гладил ее изящную маленькую ручку. А она - слегка улыбалась, отводя от моих внимательных глаз свои, теплого карего цвета. Она о чем-то размышляла, о чем? Только боги знают. Взгляни на нее, мой читатель, она удивительная, маленькая фея, дарящая мне минуты сладостного счастья, которого я был лишен столько лет, скитаясь в серости дней. Она ворвалась в мою жизнь так стремительно, что я не успел опомниться, как влюбился в нее без оглядки.

Я всегда хотел, чтобы у меня была такая ученица. Упрямая и своенравная в своем характере, но всегда покорная в моих руках. И вот я ее встретил. Еще до наших «дополнительных занятий», я представлял ее в своих грезах. Ее милое, детское личико, ее плавно очерченную фигуру. И вот, наконец, мои желания исполнились. Она стала моей, всецело. Она выглядела истинным воплощением невинности, но внешность как это часто бывает, обманчива, и за бантиками на ее кофточке, складочками ее совершенно очаровательной юбочки скрывался настоящий бесенок, огонек, который умелых руках разгорался ярче, возбуждая мою плоть.

Но я был с ней жесток. Каждый раз, оставаясь вместе с ней после уроков, я неизменно наказывал ее. А она, не сомневаясь в моей правоте, сама подстегивала меня. Нельзя, думал я, быть такой совершенной. Пухлые, чувственные губки были созданы для поцелуев, а ее голос звучал прекраснее самой искусно исполненной музыки. Девочка, она была еще девочкой. Я испортил ее. Но я ни на минуту не раскаиваюсь. Я создал для себя идеальную любовницу, она подчинялась мне беспрепятственно, а мне только этого было и нужно. Я горжусь ей, моей маленькой шлюшкой. О да! Я был у нее первым и это до сих пор радостно волнует меня. Маленькая, маленькая потаскуха, она умело берет в свой ротик мой член, и томно закрывает свои прекрасные глаза, и каждый раз стонет от оргазма, как в первый раз. Я для нее – воплощение удовольствия. Секс с ней - бесконечная игра, которая никогда не надоедает. И в нашей игре нет проигравших, ведь ей это тоже нравится.

Она шепчет мне своим ласковым голосом на ушко, так трепетно, так взволнованно: «Давай сделаем это еще раз, еще!» Еще щечки горят, в глазах искорки. Милая моя девочка. Но я отстраняю ее. Я вижу, как она удивлена, она мучается, моя возлюбленная, ее губки недовольно надулись. Я знаю, ей не терпится, она ждет, что мой твердый член до предела войдет в нее, даря неземное блаженство. Она смотрит мне в глаза своим умоляющим, отчаянным взглядом. Но в ответ ей суровый отказ. И тогда она осторожно тянет свои прекрасные пальчики к киске. Она осмелела, и уже яростно вводит их внутрь, и теребит клитор, ей кажется, что она одна в этом классе, а я меж тем стою рядом, и оценивающе, строго гляжу на свою ученицу. На моих глазах разворачивается самая вожделенная картина. Она кончает.

Как быстро моя девочка кончает. Она сидит, теперь полностью расслабленная, таинственная улыбка блуждает по ее личику. Ее соки текут у нее между ножек, и мне хочется тут же слизать их, нежно собрать своим язычком. Но я не стану этого делать. Она, Моя чертовка, знает лучше меня, что нужно сделать. Ласково берет мой член в свою ручку и начинает водить им по своей киске. Она такая мокренькая, горячая, нетерпеливая. «Ну же, давай, давай сейчас» И я уступаю мольбам моей любимой. Мой член легко вошел в ее святыню. И вот я уже начинаю ритмично двигаться. Дыхание учащается, и я слышу ее вожделенные стоны. Они сотней игл впиваются в мою плоть, и приятная боль от уколов разливается по всему телу. И я вхожу в нее до предела. Она обволакивает меня всего, и я извергаюсь семенем, заполняя ее своей любовью, растекаясь теплом, даря ей самое ценное, что у меня есть.

Я, слегка прикасаясь, глажу ее по щеке. Ее кожа, ее удивительно гладкая кожа, заставляет меня каждый раз трепетать. Ее губы слегка приоткрыты, и я чувствую ее горячее дыхание на своей руке.

~
Когда я увидел ее заплаканное личико, мое сердце сжалось от горя. Хрустальные капельки катились нескончаемым потоком из ее бездонных темных глаз. Взгляни на меня, милая! Она подняла свой взгляд, ее длинные пушистые ресницы жалостливо дрогнули. Глаза мои увлажнились, и вот уже на моей щеке появилась робкая капелька. О мой ангел, прости меня!

Она сидела передо мной на коленях, а я стоял, взирая на нее сверху. Она казалась такой маленькой, такой хрупкой и беззащитной, что мне немедля захотелось ее обнять, чтобы оградить ее от всего, что я над ней совершил. Я уже собирался сделать это, как она вдруг встала. Резко откинув свои длинные волосы, теплого орехового оттенка, улыбнулась мне своей самой обворожительной улыбкой. Хитро прищурилась и залилась мелодичным смехом. «Какой же ты забавный, Учитель» И она обвила меня своими ручками в нежном объятии. Она скользила ими по моей спине, и каждое ее прикосновение, дорожки, что она оставляла своими пальчиками отзывались в моей душе с трепетом. «Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблююю тебяяя!» Она радостно повторяла это, напевая своей неповторимой мелодией, и смеялась. Она поистине восхитительная. Когда я стоял, терзаясь, что я не смогу уже никогда не увидеть ее улыбку, или ее саму, когда я думал что совершил самую непростительную ошибку из всех - она вдруг светлеет всем своим существом и излучает волны радости и безграничного счастья. «Мне очень понравилась эта игра» говорит она без утайки. Я не устаю удивляться, как же мне повезло, я, отточенный годами, требовательный нашел бесценное сокровище, которому не было равных. И вот, я уже радовался вместе с ней, и мы стояли как безумные, переполняемые эйфорией, и шептали друг другу волнующие слова.

Мой читатель, неужели тебе не интересно, что было до этого? А я ведь приберег эту историю специально для тебя.

Она сегодня особенно хороша. Кремового цвета платье подчеркивало ее тонкую талию, волосы свободно спадали, бережно окутывая ее оголенные плечики. Я не спеша, взял ее за ручку, на безымянном пальчике которой было колечко. Я сразу же обратил на него внимание. «Это подарок моего друга», она спрятала от меня свой взгляд. Как же… Я, теряя внутреннее равновесие, будто упал с высокой скалы. Моя девочка, моя сладкая, желанная девочка! Неужели это конец всем нашим встречам? Она еще так мала для этого. Я попытался отогнать от себя туман наваждения. Нет, этого не может быть. Она – моя. Она только моя. Она пыталась мне что то сказать, но я не слушал ее. Я был в ярости. И с силой, оттолкнул ее на пол.

Она была ошарашена. Я отвернулся от нее, отошел к двери кабинета, и с холодным молчанием запер дверь на ключ. Теперь нам точно никто не помешает, хотя школа и так пуста, уже достаточно поздно для этого. Моя милая, никуда ты от меня не денешься. Она сидела рядом с учительским столом, прислонившись к нему, подобрав под себя свои стройные, гладкие ножки. Я встал перед ней. «Ну, и чего мы ждем?» Она непонимающе уставилась на меня, но что-то я в ней заметил, неуловимое чувство заставляло меня продолжить. И то была уже не слепая ярость. Это был новый виток нашей игры.

Осознание длилось не больше секунды. «Поднимайся, шалава, чего расселась?» Она встала. «Давай, раздевайся, нечего медлить. Так, быстрее, быстрее! Чего стоишь? Полностью раздевайся» Черт, она была в апогее своей красоты! Изрезанное мукой личико, на нем так и читалось, что она не хочет, что ей это больше не нужно, это меня заводило все сильнее. Картина происходящего вызывала во мне растущий хищный интерес. Она осталась совсем без одежды, и я мог жадно рассматривать ее совершенное тело. Ее грудь часто поднималась и опускалась, меня полностью заворожило это зрелище. Она волновалась, боялась, именно этого я и добивался. «Нагнись! Не так, бестолочь! Ляг животом на парту!» Она поспешно выполняла мои приказания, в смятении у нее дрожали руки. Она легла так как я ей сказал, ноги ее были слегка согнуты. «Умница, детка» Я подошел к ней, приподнял голову за волосы, она вскрикнула. Больно наверное, ничего, потерпишь. Первый раз всегда больно, подумал я, и вспомнил одно из наших «занятий». Я раздвинул ее ножки, о, да она вся взмокла! Милая моя, я знал, что тебе нужно. Как жаль, что происходит это при таких обстоятельствах. Эту встречу ты запомнишь. Я начал тереться своей рукой об нее, возбуждая ее, но она была уже готова, как и я. И вот, когда она уже привычно ждала в себя мой член, я ввел ей пальцы в анус. Ах как жаль что я не видел ее личико в тот момент! Моя крошка начала извиваться подо мной, издавая стоны боли, причиняемые ей моими движениями. Я извлек свои пальцы. Она затихла, и я начал пытаться ввести свой член вместо них. Она сопротивлялась, и поначалу у меня не получалось этого сделать, тогда я больно ударил ее по заднице. «Сука, давай!» Она вздрогнула, нежно - розовое пятнышко начало расползаться по ней. Но она успокоилась, и я продолжал свое дело. Наконец у меня получилось. Она не могла больше терпеть, и тут меня достигли ее крики. Я начал двигаться. Сначала медленно, осторожно, а потом постепенно наращивая темп. Что-то в ней изменилось. Голос. Это были звуки наслаждения, а не боли. Тебе нравится, моя сладкая! От меня не скроешь своих чувств. Я ввел ей свой палец во влагалище, она стала стонать все яростнее, высвобождая зверя внутри себя. И вот, она уже мне помогает, сама двигается навстречу, и мы слились в сумасшедшем танце наслаждения.

Моя партнерша, да, ты больше не ученица, я тебя научил. Ты должна быть мне благодарна, нежная прелестница, а ты упорхаешь, как бабочка к другому цветку, оставляя мне лишь воспоминания. Не бывать этому! И я прекращаю игру. С будничным безразличием вынимаю свой член, застегиваю ширинку. Мой нехитрый маневр сработал. О наивная девочка! Ты поверила мне, ах как зря.

«Я хочу еще!» она повернулась ко мне, и я дал ей пощечину. Она схватилась за щеку, и прошептала, я не расслышал что. Она тихонько сползла на пол. Обхватив ручками свое колено, она прижалась к нему и беззвучно заплакала.

~
В ней не было пошлости. Нет, ни капли. Она жадно впитывала в себя знания с таким интересом, что я не мог удержаться. Не мог остановиться, занятия наши длились до самого позднего вечера, до тех пор, пока она не брала трубку своего телефона, объясняя, что сидит у подружки, и скоро будет дома. Тогда она нехотя спрыгивала с парты, говоря свою непременную прощальную фразу, вроде: «Ну, пока!» И спешно одевалась, а я, после ее ухода, все сидел и сверлил взглядом дверь, за которой она скрылась. Собравшись с силами, я тоже уходил, но как же мне жаль, что не к ней, а к себе, домой, где меня ждет лишь компьютер, единственной ценностью которого было подключение к сети, да кипа книг, пылившихся без дела где-то в дебрях моего скромного жилища. Часто перечитываемым экземпляром была лишь одна, думаю, мой читатель без труда назовет ее сам. Конечно, это была «Лолита». В первый раз, я прочитал произведение на одном дыхании, было безумно любопытно, ведь я тоже чувствовал весьма недвусмысленные позывы при встрече с очаровательной юной прелестницей. Но вскоре книга разочаровала меня, и хотя я ее время от времени пролистывал, ища некую путеводную звездочку, я не мог найти ее. В ней не было того что нужно было мне, девочка из книжки не была моим совершенством, и раз от раза она отталкивала меня своим цинизмом и мелочностью, ошибался автор, называя ее нимфеткой. Нет, само понятие этого слова гораздо глубже. И, конечно, оно не в той Долорес. Слепец! Кумир миллионов таких же, как я, спрятавшихся за масками обычных мужчин, как же он не мог шагнуть прочь от нее! Но я не обвиняю его, нет, ни в коей мере! Его произведение сделало прорыв, шокировав всю приличную общественность, и подарив таким как я огласку, все чего я хочу, это - продолжить его труд. Показать настоящий идеал.
Для меня вот он - сидит передо мной, увлеченно рассказывая о проведенных за городом выходных. Девочка пятнадцати лет. О, мой читатель, я вижу недовольство на твоем лице. Посмотри на нее, ведь она создана для нас с тобой, возраст здесь дело второстепенное, я знаю, ты ожидал совсем юную героиню. Но моя ученица выглядит младше своих сверстниц – вульгарных девиц, уже заигрывающих с неуклюжими одноклассниками. Моя любимая неповторима. Она вся соткана из света. Сколько раз я за ней наблюдал, слушал ее переливающийся голос, любовался ее гибкими, плавными движениями, я, не переставая ни на секунду, влюблялся в это божественное создание. Когда она смотрела на меня, казалось, что и мне перепадают лучики ее света, крохи, что я бережно собирал и хранил в своем теплеющем сердце. Она изменила меня, заставив встрепенуться и начать свою жизнь заново. Я уже не был юнцом, но во мне еще было достаточно жизненных сил, и я выглядел не старше своих средних лет. Потеряв в свое время к женщинам всякий интерес, теперь я загорался, чуть только видел ее. Она была способной ученицей, я преподавал литературу. Ее ум, уверенные, порою резкие суждения, полностью не зависимые от других мнения, меня, как человека ценившего эти нехитрые качества, очень подкупали. В сочетании с красотой, которая достойна отдельного описания, получался восхитительный коктейль, который мне хотелось бы пить вечно. Я хотел испить его до дна. Но для начала мне нужно было прильнуть к нему. И у меня получилось. Податливая, доверчивая девочка проникалась ко мне после каждого занятия. В обсуждениях на уроке, в наших коротких спорах после, я плел ниточки, связывающие нас воедино.
И вот настал день, когда наш разговор затянулся дольше обычного. Я стоял и смотрел на нее, она сидела за партой, примерная ученица, и тут у меня вырвалось: «Подойди ко мне». У меня закружилась голова, как нелепо, думал я. Она помогла мне присесть, и обняла меня, гладя по голове. Я не мог поверить своему счастью. То, о чем я столько мечтал, в одночасье исполнилось. Окрыленной победой над ней, ведь этот жест явственно показывает ее отношение ко мне, не просто как к бесполому учителю, но - к мужчине, я, осмелев, и встав в полный рост, обнял ее в ответ. Она не отстранилась. О да, именно этого я ждал! Я не позволял себе большего, боясь спугнуть чудное мгновенье. Она отпрянула от моего плеча, и попыталась дотянуться до моих губ, боже, какая она маленькая, мне пришлось самому немного потянуться к ней, чтобы запечатлить, теперь уже в своей памяти, этот детский невинный поцелуй.
Откуда она взялась? Я искал ее, бессознательно, пытался ухватиться за ее образ в каждой чуть-чуть похожей на нее девочке. О, я ее нарисовал уже давно, с тех пор как погибла моя новорожденная дочурка. Ее мать я тот час же оттолкнул, мне не было до нее дела. А вот дочь! Я представлял, какой ее воспитаю, как буду делить с ней свои радости, взращу самым прекрасным цветком среди многих подобных, это чувство власти над жизнью двигало моими помыслами. Я знал, что она полюбит меня, заботливого отца, делающего для нее все. Тогда я не думал еще о ней, как о любовнице, которую можно было бы создать согласно своим пожеланиям. Но вот, неудачные роды, и мечты мои рушились, я пропитался ненавистью к женщине, которая осталась жить вместо нее, моей малышки. Я ушел. Призрак дочурки не оставлял мне минут покоя. Я прочитал книгу, «Лолиту», и меня начали одолевать мысли уже другого рода. Я решил отыскать себе ангела, способного быть моей, всецело, быть моей ученицей, дочерью, любовницей. Годы шли, и все оставалось, как было. Я – учитель литературы в захудалой школе, неудачник, ни семьи - ни друзей. У меня были лишь мои мечты. Я просматривал сотни страниц в интернете, укрепляя и совершенствуя образ желанной. Однако образ так и оставался образом, я не встречал ее.
Теперь вы поймете мои чувства. Это чудо, что она появилась в моей жизни.

~
Каким должен быть настоящий учитель? Он должен быть бесконечно терпеливым, любящим и великолепно знать свое дело. Мне посчастливилось встретить такого. Он был именно таким, каким должен быть. Он был настоящим мужчиной, способным на все ради своей женщины. Но я ненавижу это слово, все, кто принадлежит к прекрасному полу – девочки, женщины, матери - в душе своей всегда девушки. А мужчины - всегда разные, лишь не многие могут носить это гордое звание с достоинством. Но мне повезло. Когда мне было пятнадцать, и я мечтала встретить его, статного, красивого – он появился. Мы часами разговаривали, делились всем, что было на сердце. Это было похоже на сон, я была безмерно счастлива, что все так прекрасно сложилось. О да, для меня все уже устроилось. Я и думать не могла о том, что есть большие радости, чем то, что у меня есть. И сейчас так не думаю. Даже после всего, что со мной произошло.
Я ненавижу его. Простите, это слишком просто.
- Скажи мне, что ты думаешь о наших разговорах? - он слегка наклонился ко мне.
- Я думаю только то, что думаешь ты.
- Правильно, мы едины. Позволь мне один вопрос, не считаешь ли ты, что знания не имеют ценности без практического применения?
- Конечно, - и я привожу пример, - будущие врачи изучают биологию и медицину не просто так, они собираются потом лечить людей. Они бы не стали тратить время на то, что им не нужно.
- Ты не уловила суть вопроса. Попробуем по-другому,- он кинул беглый взгляд на окно, и продолжил, - я собираюсь дать тебе знания, которые преподаются не всем. Только избранным, тем, кого считают их достойных, - я ловила за ним каждое слово, - я выбрал тебя, тебя ждет удивительное приключение. Но уроки не похожи на обычные. Это будут дополнительные занятия, факультатив по особому предмету. Я вижу, тебе интересно. Ты лучшая ученица в своем классе, хочешь ли со мной заниматься? Погоди, погоди, я не тороплю тебя с ответом. От тебя потребуется доля усилий. Видишь ли, все занятия практические. То, что я буду тебе рассказывать, мы будем сразу же воплощать в действии.
Я подумала об экспериментах, подобным тем, что мы делали на уроках физики, химии. Но передо мной стоял учитель литературы. Что он может мне предложить?
- Все, что я тебе покажу, должно оставаться лишь между нами, помни, ты избранная. И, если ты согласишься, встанешь на этот путь, то знай: назад дороги не будет. Подумай.
Что же это за знания такие? Я думала о мистических учениях, сектантах, не меньше, чем вступление в какую-либо церковь он предлагал мне. Но он был открытым, обаятельным человеком. Разве может он быть сектантом? Нет, здесь явно что-то другое. Мне было уже трудно размышлять, я не знала, что еще думать. Погрузившись в оцепенение, я сидела, уставившись в одну точку. И вдруг, учитель пошатнулся, я вскочила, чтобы придержать его, и усадила на стул, как маленького. У меня был младший братик, я часто гладила его по головке, чтобы успокоить. Обняв учителя, я принялась делать то же самое. А он, внезапно обнял меня в ответ, да так крепко! У меня пронеслась в голове мысль, что я люблю его. Я впервые была в объятиях мужчины, и это было так сладостно, я вдыхала его аромат, чувствовала под своей ручкой его могучую спину. Я отстранила его, чтобы совершить еще более вызывающий поступок.
Поцелуй.
И всё. Я была готова идти за ним хоть на край света, конечно, я согласилась на эти странные занятия, я и понятия не имела о чем он, но мне так хотелось, чтобы он был как можно дольше со мной рядом.
Теперь, вспоминая этот день, меня каждый раз бросает в дрожь. Я совершила ошибку, исправить которую, была не в силах. Но я пыталась.
Мне быстро надоели наши встречи. Как только он снимал с меня одежду, мое сердце сжималось, и я думала: «Опять». Сколько можно. Мы уже почти не разговаривали, оставаясь с ним наедине, я заранее знала, как это будет, где это будет, сколько раз будет. Будет, будет, будет. Я решила положить этому конец, я надела кольцо, молясь, что он его заметит. Мой план сработал, хотя я допускала возможность, что все пойдет не так как я задумала. И действительно, он перестал играть в вечно желающего моего тела мужчину. Наше соитие походило на ссору, он наказывал меня, за дерзость, за то, что я посмела допустить возможность, что так будет продолжаться не всегда. Он ударил меня, еще и еще. Я чувствовала боль, но не от побоев, а от того, что не могла это прекратить. Он дал мне пощечину, и я залилась прозрачными слезами. Я украдкой взглянула на него. На нем не осталось и живого места, будто он после порки, не я. И мне пришла в голову одна идея.
Мужчина, властный, бездушный, как слепо ты предполагаешь, что я принадлежу тебе. Взгляни на себя, не мною владеешь ты, но я - тобою. Спустя несколько минут мы уже стояли, обнявшись, и я вновь была счастлива, осознав теперь свою силу. Я могла снова смеяться, и вести себя, как и раньше, беззаботно, и я вновь стала наивной девочкой, образ которой он так хотел видеть в своих снах, а на яви вновь и вновь пронзать собой.
«Ах, мой милый, ты решил, что я тебя брошу? Разве могу я бросить тебя? Позволь, ведь ты мой Бог, ты превзошел себя, доставил мне море удовольствия сегодня. О нет, я не брошу тебя, никто не знает меня лучше, чем ты, только ты понимаешь, что я всего лишь кукла в опытных руках. Ты создал меня идеальной, я вижу это по твоей жгучей радости, каждый раз как мы сливаемся в танце страсти» Я сбилась, я совсем не то хотела ему сказать. Нет, о Боже. Надо продолжать. Я прильнула к его уху, и уже шепотом заговорила опять, раздувая его самомнение: «Но разве Королю не надоела его корона? Мой сладкий, позволь мне преподать для тебя нечто особенное, я знаю, что все равно не смогу отплатить тебе за все, что ты для меня сделал, а опыт мой ограничивается тобой, милый, я только прошу твоего разрешения, пожалуйста, дай мне эту возможность». Он отстранился от меня. Кажется, не особо поверил в мои «благие намерения». Прискорбно.
- Хорошо. Но знай, я еще не простил тебе сегодняшний инцидент, - он смотрел на меня нарочито сердито, даже не смог скрыть, что мои выходки только привязывают его ко мне сильнее, - пойдем ко мне домой. Собирайся.
Я ликовала. Мне представился отличный шанс отомстить ему за все его помыкания моей неопытностью.
- Сюда, проходи.
Я вошла в его квартиру. Однокомнатное, жалкое зрелище. Небольшой диван стоял у окна, на котором стопками лежали книги, рядом, на столе стоял древний компьютер, к которому прикоснуться было страшно, боясь, что он тут же сломается, шкаф, стул, вот и вся обстановка. Учитель ушел на кухню, я уселась на диван и принялась рассматривать стены. На одной из них висели фотообои, убогий пейзаж на желтеющей от старости бумаге.
- Хочешь выпить? – отозвался он.
- Нет, спасибо, мне надо в душ, - мне надо было собраться с мыслями, обстановка комнаты и компания учителя не вдохновляли.
-Хорошо, иди сюда. Вот, здесь холодная вода, открываешь этот кран - горячая. Полотенце висит там. Не задерживайся, я жду тебя.
Скинув с себя одежду, я почувствовала себя свободнее. Не забыв закрыть дверь изнутри, я полностью расслабилась. Я встала под душ, и включила ледяную воду. Я у него дома. Получится ли. Нужно отбросить сомнения. Конечно да. Я поняла самое главное, я не завишу от него, я могу сама быть госпожой, и делать с ним все, что мне вздумается. Надо отплатить ему. Я села. Подставила под голову руку. Другой рукой впустила в поток струи немного тепла. Голова заболела. Мне казалось, что она стала тяжелее. Я устала. Мне было плохо.
- Я тебя жду, любимая, ты скоро?
Его голос разрезал пелену, которая захватила меня, вместо нее меня наполняла Уверенность.
- Я скоро, - ответила я ему, стоящему под дверью.
- Почему ты оделась? – он уставился в меня непонимающим взглядом.
- Так нужно, ты не возражаешь?

~
Ты меня будешь жалеть,
Болью кожу пронзать.
Сам принесу тебе плеть,
Буду в глаза смотреть,
Буду молча я ждать.
Она задерживалась в душе. Я видел, с ней что-то не так, будто она решалась на что то, но никак не могла. Ее напряжение, хоровод толкающихся мыслей, достигали меня. Я не выдержал, и подошел к двери. Казалось, ее там нет, я слышал плеск воды, но и только, другого движения за дверью не было. Я окликнул ее, она ответила в ответ. Вздох облегчения проникнул в тишину. Она уже выключила воду, я удалился в комнату. Она пришла полностью одетая, во всей ее фигуре чувствовалось скованность, это свойство было не ее. Она всегда представала предо мной легкой, гибкой и грациозной, сейчас же, будто путы на всем ее теле. Эта перемена напугала меня. Я решил отпустить ее. Мне не нужна она в таком состоянии. Что-то сказал, она кивнула, хлопнула дверь, я остался один.

~
А это Наташа. Моя новая девушка. После того как от меня ушла моя ученица, я встретил ее. Она не боялась меня. Она хотела меня. Как только она я к ней подошел в клубе, она, не долго думая, взяла меня за руку и повела за собой в небольшую комнатку. Она раздела меня, оценила мое достоинство, и, сладко улыбнувшись, принялась делать минет. Я подумал, она изрядно пьяна. Какая разница. Мне было так хорошо.… Никаких больше малолеток… Дальше она задрала свою юбку, представляя мне на обозрение гладко выбритый лобок и похотливо зовущие меня в свое лоно губы, я дотронулся до них пальцами, она вздрогнула, я приблизился к ней ближе, и толкнул ее на пол. Поставив ее раком, я начал вводить член во влагалище. Оно было невероятно узким, я даже удивился. Пришлось пока отстраниться и поработать руками. Вводя внутрь поочередно один а затем два пальца, я добился того что влагалище достаточно расширилось, так что я мог заняться ею конкретнее. Она обмякла в моих руках, вожделенно постанывая, ей нравились мои пальцы внутри, поэтому, я резко вошел в нее, не следуя своей привычке все делать постепенно. Она вскрикнула, я толчками трахал ее, а она скулила подо мной, как сука. Я нагнулся и сжал ее сиськи. Она кончила, известив меня порцией выделений и яростным криком, но я не дал ей расслабиться и отдаться наслаждению, я продолжал ее ебать, так же жестко как и начал, я скрутил ее набухшие соски, от чего она просто взвыла, и начала двигать своей задницей мне навстречу. От чего я получил еще большее удовольствие. Ритмично двигаясь, я понял, что близок момент.. Я кончил, залив спермой всю ее спину, отшлепал ее и бросил на пол. Еще подрочив свой член, глядя на нее, распластанную на полу, я пошел одеваться.

100% (10/0)
 
Categories: AnalBDSMTaboo
Posted by morning_rose
3 years ago    Views: 839
Comments (2)
Reply for:
Reply text
Please login or register to post comments.
6 months ago
priyatno :)
2 years ago
vi izvrashenka no vi mne nravites umenia tak vstalo chto teper pridiotsa mne konchit