Francis Qughes - Mokko, the first cup of

Наше общение началось в темной комнате за выжигающим глаза монитором. Было интересно. Остроумная и вежливая дамочка. Текст набирался быстро.
Неуловимое и чудовищное чувство дежавю, иллюзия многолетней близости.
Кликнув в очередной раз, я увидел пару фотографий – она и ее муж. Притягательная девушка, совершенно не ясно, чем именно притягивающая, и лысоватый молодой человек, стремительно мчащийся к 30-ти. Его фотография в разы меньше, чем ее, в сущности, он просто стоит где-то в отдалении… такой отстраненный и незначительный… такой… любой.
Она – другое дело. Видно, что ей не 18, видно, что у нее нет пышной груди и голливудской улыбки. Но ее шарм… Ее черные глаза с интересным разрезом… глубина ее взгляда куда-то в сторону… Захотелось открыть эту темницу и выпустить всех демонов, что очевидно там обитают.
Я отправил ей свое лицо.
Иллюзия душевного родства. Тэги прошлого общения как колоссальная фикция.
Мы еще немного поговорили. Она кажется очень знакомой, я ей тоже. Оказалось, мы вместе учились. Она немного старше меня. Та самая девушка, на которую я посматривал на первом курсе, но так и не подошел.
Ныне она оказалась любящей женой и мамой двоих детей.
Плавно перескочили на тему взаимных сексуальных предпочтений. Много флиртовали. Стремительно складывался пазл общих взглядов и примерно близкой жизненной философии. Каждое предположение оказывалось верным. Дежавю.
Будто мы всегда общались.
Наша встреча произошла через сутки, в жаркий летний день. Я долго выбирал рубашку. В итоге, так и не выбрав, пошел во вчерашней, не очень чистой, но уже удачно принявшей форму моего тела. Образ метко был дополнен солнцезащитными очками с кривой правой дужкой, за которые каждый встречный считал своим долгом сделать мне замечание.
Солнце нещадно поджаривало прохожих и плавило асфальт. Пытаясь не вспотеть как свинья, именно это я и сделал, придя в кафе, будто с пробежки, попутно роняя капли пота с лица. Войдя в общий зал, я снял злосчастные очки, соскальзывающие с мокрого носа, и осмотрелся. Отыскал я их сразу – привлекательная миниатюрная брюнетка с черными глазами и волнистыми локонами сидела рядом с высоким худым мужиком с залысинами и лицом грустной собаки.
Поздоровались. Заказали кофе. Примерно продублировали вчерашний разговор в сокращенной версии. Она держалась интригующе и заинтриговано, я тоже был немало заинтригован ей, не в силах оторваться от прекрасных бровей и уверенной речи. Муж говорил мало, в основном слушал. Мне он показался скучным и косноязычным. Я утвердился в своей вере в его скучную косноязычность еще больше, когда узнал, что он программист. Знаю, что это не диагноз, но стереотип не умеющего общаться, нелюдимого ворчуна в свитере намертво засел в мою голову, как и непередаваемая любовь к красивым от природы черным дамским бровям.
Стереотипы ввинчиваются в нас как клещи.
Я неспешно дотронулся до ее ноги под столом, продолжая беседовать и помешивать свой капуччино. Она сделала вид, что ничего не произошло, однако едва заметно подалась вперед. Я последовал дальше, увлекаемый этой забавной игрой.
Никогда не понимал, почему у людей слова так сильно расходятся с делом. В основном, все кого я встречал, много и пылко рассуждают о том, что бы они сделали с объектом вожделения, но когда доходит до заветного момента, люди не в силах даже прикоснуться друг к другу.
От нее приятно пахло, мы говорили обо всем на свете, обмениваясь улыбками. Она периодически прикладывала губы к трубочке, наслаждаясь вкусом своего мокко, а я сидел и удивлялся тому, что мы мало знакомы. Факт был неоспоримый. Он давил, но не меньше давило ощущение психо-эмоциональной близости с этой прекрасной женой и матерью двоих детей. Под столом же сформировалось маленькое закулисье, где происходило свое действо, без постановок и цензуры. Единственный гипотетически возможный зритель лишь сидел напротив меня с отсутствующим видом, изредка вставляя реплики в ответ на мои учтивые попытки ввести его в диалог ради соблюдения приличий.
- Ты давно в деле?
«В деле» означало обыденность интимного общения с семейными парами.
- Нет, я, можно сказать, совсем не в деле. А вы?
- Мы тоже еще ничего не пробовали, - улыбнулась она. – Но мой муж активно настаивает.
Парень посмотрел рыбьим взглядом куда-то сквозь меня и кивнул на реплику своей жены.
Моя рука легла на ее колено и медленно пошла вверх, отодвигая приятное летнее платье и оголяя женское бедро.
Ее будто ударило током. Я отчетливо почувствовал изменение. Она явно не ожидала, что я осмелюсь пойти так далеко, и это ей очевидно понравилось. Мне показалось, что даже ее запах изменился – появилась новая неуловимо влекущая и приятная примесь. Примесь женского сексуального возбуждения. Но она снова скрыла от мужа происходящее. Он, впрочем, не спешил заглядывать под стол и бить мне морду. Судя по всему, он вообще был не из тех, кто привык спешить.
Молодец.
Принесли счет. Между мужем и женой произошел едва заметный немой диалог, какой может быть только между супругами. Его кивок был похож на вопросительное «да?». Ее – на утвердительный кивок человека, сдавшегося своему пороку и готового получать удовольствие.
Тут я отчетливо понял, что очень понравился ей.
Мы ушли из кафе. Я и она – мы пребывали в совершенно одинаковом неведении, ведомые ее супругом и предвкушающие неизвестное. Ее муж вел нас какими-то дворами. Вскоре мы пришли к самой обычной многоэтажке – одному из миллионов домов во Вселенной. Далее он вошел в подъезд и с прежним безразличием зашагал по ступеням, мы направились за ним.
Поднимаясь по лестнице, я нежно гладил ее по изящной спине, а потом и вовсе проник под платье, осторожно играя с ягодицами. Я чувствовал, как она едва заметно вибрировала от предвкушения, не говоря ни слова впереди идущему мужу.
Он скрипнул ключом в замочной скважине. Снятая на несколько часов квартира была проста, но вполне мила. В дальней комнате призывно расположилась большая кровать с маленькими декоративными подушками.
Позволив супругам немного побыть вместе, я разулся и прошел вглубь квартиры, высматривая место, куда можно кинуть портфель с бумагами и пиджак.
Освободившись от пиджака и присев на диван, я вскоре услышал, как закончился краткий разговор на кухне, выключилась вода в ванной и хлопнула входная дверь.
Волнующее предвкушение.
Она подошла ко мне, и мы медленно поцеловались. Вкус мокко все еще угадывался на ее губах и языке.
Она начала расстегивать пуговицы на моей рубашке. Я некстати завозился с ее лифчиком.
- Твой муж вообще придет?
- Если только мы этого захотим, - кокетливо прошептала она, попутно целуя меня в открывшуюся волосатую грудь.
Эта фраза вызвала воодушевление. Мне вдруг стало ясно, что я не хотел бы делить ее с ним, по крайней мере, не сейчас, не сегодня.
Мои пальцы, проскользнули в ее горячее, мокрое лоно, пока она расстегивала мои брюки.
Я был опьянен – мой разум сдался без единой капли алкоголя. Полная капитуляция. Где-то в подсознании звучала музыка. Такое ненавязчивое и в то же время бесконечно живое музыкальное дополнение, примешивающееся к психо-эмоциональному и физическому слиянию.
I will sneak myself into your pocket
Invisible
Do what you want, do what you want
Мои штаны упали, и я с радостью по-футбольному отпинул их в сторону. Она опустилась на колени. Я запрокинул голову от удовольствия, а потом посмотрел вниз. Ее черные глаза смотрели на меня, и в них читалось, что темница пуста, а демоны выпущены на волю.
Наконец-то! Я знал ее с самого начала, хоть и не знал о ней ничего.
Мы попробовали несколько поз, музыка в голове нарастала, как и эмоционально-физическое блаженство. Это из разряда тех чувств, когда сложно даже дышать, не то что сконцентрироваться. Мы просто до конца не верили, что все это происходит. Будто жутко боишься высоты и занимаешься любовью, свесившись с крыши.
Словно в моей груди огромная огнестрельная пробоина, в которой приятно свистит горячий летний ветер, а в голове звучит музыка:
There's an empty space inside my heart
Where the weeds take root
Tonight I set you free,
I set you free
Через какие-то полчаса все было кончено. Я невольно выругался, искренне по-детски расстроившись, что не могу доставить еще немного удовольствия даме. Мы обнялись и пару минут целовались, обмениваясь впечатлениями. Потом я ушел на балкон, оставив ее нежиться с закрытыми глазами.
Развалившись там, на балконе, в плетеном кресле совершенно голый, потный, волосатый и довольно отталкивающий, я стал думать о том, какой я счастливый мужчина… и беспрестанно задавать себе вопрос, что же очередная прекрасная, интересная женщина во мне нашла.
Подобные вопросы обречены оставаться без ответа.
К моему удивлению, через некоторое время она прервала меня, выскочив на балкон вслед за мной, обернувшись простыней на голое тело.
- Я боялась, что ты ушел.
- Нет, - я взял ее за руку, улыбаясь.
Не задавая вопросов, маленькая женщина с черными глазами просто присела на подлокотник кресла, обняла меня и положила голову на мое плечо. Так мы долго сидели и нежно шептались, как будто знаем друг друга много лет. В этом положении нас и застал ее муж, пришедший с яблочным соком и какой-то снедью в полиэтиленовом пакете из супермаркета. Он равнодушно разлил нам по бокалу сока и предложил какие-то булочки. Она с радостью принялась пить. Я же отказался, потому что не был фанатом яблочного сока. Любой другой, но только не яблочный – но ее славный муж этого не знал. Есть мне, к слову, тоже не хотелось.
Она упорхнула в ванную, скинув простыню.
Я прошел в дальний конец комнаты и, подняв свои брюки, стал одеваться. С ее мужем мы не обменялись ни единым словом.
Вскоре она вышла из душа, смыв плоды нашей любви и едва уловимый аромат мокко, без которого мне стало как-то грустно. Я без промедлений направился на ее место, нырнув в горячий пар использованной ванной комнаты. Захватил телефон, чтобы сделать заметку – на ум пришло какое-то псевдоумное высказывание. Попутно услышал какие-то лестные комментарии о себе, которые она адресовала своему мужу.
Через десяток минут я вышел. В спальне слышались тихие надрывные стоны. Я медленно прошел и остановился в дверном проеме, предавшись созерцанию. Меня переполняли эмоции, и в то же время эмоций не осталось.
Переполненность пустотой.
Она на мгновение открыла черные глаза, посмотрев на меня сквозь волну удовольствия. Ее муж вдруг замедлился, повернулся ко мне:
- Может, присоединишься?
- Нет, благодарю. Я пас.
Он понимающе кивнул и, отвернувшись, продолжил. Я не хотел присоединяться. Наверное, эмоций на тот день было достаточно.
Ритмичные движения обнаженных тел.
Я надел рубашку, пиджак, подхватил портфель с бумагами и вышел из квартиры.
После нескольких минут ожидания, супруги появились внизу. Уличное солнце осветило нас троих как триумфаторов.
- Мы боялись, что ты ушел, - снова сказала она.
- Беспочвенные страхи, - я соорудил улыбку.
Мы снова пошли за ее мужем через дворы и дома. Он шел впереди. Она держала мою руку. Мимо проплывали бессмысленные прохожие, ничего не знающие, не видящие, не замечающие.
Музыка в голове превратилась в отдаленный шепот:
We will sink and then be quiet as mice
While the cat is away
And do what we want,
Do what we want
Она не отпускала мои пальцы до самого дома, куда я сопроводил дамочку и ее супруга.
Мы с ней поцеловались, наши языки коснулись друг друга на прощание. Ее муж стоял рядом, ему я пожал кисть. Он был все также лишен эмоций.
Оставшись один, я ощутил зарождающийся сплин и невообразимую легкость. Окутанный ей, я направился на остановку, жмурясь от летнего солнца и еще не зная, что еще не раз поцелую даму с черными глазами и привкусом мокко, а ее муж вскоре перестанет играть сколь-нибудь значимую роль в наших с ней встречах.


I will sneak myself into your pocket
Invisible
Do what you want, do what you want...

Radiohead - Lotus Flower
100% (2/0)
 
Categories: Group Sex
Posted by filosof87
1 year ago    Views: 35
Comments
Reply for:
Reply text
Please login or register to post comments.
No comments