ОДНАЖДЫ В ПОЕЗДЕ

Я возвращалась из командировки поездом. Телепаться предстояло около двух суток. Страшно не довольная тем, что билетов на самолёт на мой рейс не оказалось, я, едва не опоздав на поезд, вошла в своё купе. На моей нижней полке уже уютно разместился мужчина средних лет. Напротив - другой такой же. Они уже переоделись в спортивные штаны и футболки, а на плечиках аккуратно висели их офицерские кители. Их глаза радостно вспыхнули при виде меня. И это понятно: 30-летняя, ухоженная, стройная и модная блондинка. Дорога обещала им общение со мной. Но, сдвинув брови, я попросила их выйти вон. Переоделась и вышла из купе с полотенцем на плече. Вернувшись, я застала их за накрыванием стола. На нём уже возвышалась бутылка коньяка, нехитрые закуски, сок, вода... Поезд тронулся и не спеша начал движение.
- Присаживайтесь, - продолжая хлопотать, предложили они.
- Благодарю. Вообще-то это моё место и я в вашем позволении не нуждаюсь.
Но перекусить было нужно и я достала из сумки наспех купленную в дорогу еду (курицу, баночку красной икры, хлеб, сок), приобщила это к общей массе и, предложив им присоединяться, начала кушать.
- Я не пью. Поэтому даже не напрягайтесь, - предупредила я мужчин.
Они разлили коньяк в стаканы, налили мне сок, представились "Виктор и Алексей" я ответила "Марина" и подняли стаканы за знакомство.
Я очень устала за дни командировки, не выспалась и, закончив трапезу, обратилась к мужчинам с предложением:
- Господа, я уступаю вам своё место. Общайтесь, не шумите, не курите, не материтесь, а я, с вашего позволения - наверх. Буду спать до самой Москвы. Прошу не беспокоить.
Мужчины были заметно разочарованы, но мой тон не оставлял им никаких надежд на то, что я могу передумать.
Поезд, мерно стуча колёсами, двигался, приближая меня к дому. Несмотря на дикую усталость, сон не шел ко мне. Я лежала с закрытыми глазами, а в уме всё крутился этот чёртов договор на поставку оборудования, который мне с таким трудом удалось-таки заключить на очень выгодных для нашей фирмы условиях. За окном вагона темнело.
Мужчины, изрядно выпив, вели тихую беседу. И тут моё внимание привлекла тема их разговора. Алексей негромким голосом рассказывал Виктору какую-то историю из своей юности. Я прислушалась к его словам, а потом постепенно его рассказ увлек меня, отогнав прочь весь сон.

Первый рассказ Алексея.

-Детство мое прошло в довольно большом селе в одной из южных областей России. Места там живописные, слегка всхолмленная степь сплошь поросшая ковылем, среди которого весной можно встретить целые лужайки алых маков, голубоватые цветки бессмертника, белые россыпи полевых ромашек, кустики зверобоя, целые плантации молочая и белены. Из дикорастущих деревьев в лесопосадках господствует канадский клен, акация, сладковатым ароматом цветения которой в мае и начале июня пропитан весь воздух, да еще сирень, насчитывающая множество разновидностей. В садах же привольно растут яблони, груши, сливы, персики, словом фруктовый рай! И куда ни бросишь взгляд, всюду видишь бесконечные ряды винограда, убегающие к горизонту.
-Да,- согласно кивнул внимательно слушавший приятеля Виктор, -проезжал я как -то те места в одной из командировок..
-Ну, тогда ты, значит, мог проезжать и через мое село,- подтвердил Алексей. Они плеснули в фужеры коньяка, чокнулись, выпили.
-Так вот,- продолжал Алексей, - мы с матерью жили в доме на две семьи. Вторую его половину занимала соседка с двумя дочерьми моего возраста. Старшая девочка была на год старше, а ее сестра -на год младше меня. Жили мы с ними дружно, как правило, не ссорились, вместе играли и были очень близкими. Но шли годы, мы взрослели, постепенно у них наметились груди ,округлились бедра, они стали из девочек превращаться в юных женщин. Определенные изменения наблюдались и у меня в организме, я стал ощущать первые позывы плоти. Мне в ту пору как раз исполнилось четырнадцать лет.
Он умолк, глядя в окно. Виктор сидел напротив ,подперев кулаком подбородок и видимо вспоминал что-то приятное из своего детства, так как на его губах блуждала чуть заметная улыбка.
-Как-то в разгар особо жаркого летнего дня, когда, казалось, плавился сам воздух, я за какой-то надобностью зашел в квартиру своих соседок. В сёлах двери в домах не запирались, даже, если хозяева отлучались куда-то не очень надолго. Пройдя через веранду и кухню, где никого не было, я вошел в большую комнату и внезапно от неожиданности застыл на месте. Картина, открывшаяся передо мной, потрясла меня, впервые пробудив во мне, мальчишке, плотские желания взрослого мужчины. На диване, свободно раскинувшись во всей своей девичьей наготе, крепким, безмятежным сном спала моя пятнадцатилетняя соседка. Видимо, она только что помыла голову и приняла душ, так как ее черные, как смоль, волосы были укутаны в тюрбан из свернутого банного полотенца, а наброшенный на голое тело легкий халатик распахнулся по всей длине, открывая на мое обозрение великолепной формы груди с темными сосками, плоский живот, крепкие бедра и сильные мускулистые ноги настоящей спортсменки (она очень хорошо бегала и всегда побеждала на районных соревнованиях по бегу между школами). Но глаза мои неотрывно были устремлены на то место, где сходились ее ноги, которые сейчас были разбросаны в разные стороны, открывая взору вход в девичье влагалище. Что меня поразило больше всего и привело в сильное возбуждение-это обилие густых черных волос, которые как небольшой кустик, украшали ее слегка выпуклый лобок и спускались ниже вдоль сомкнутых половых губ. Что я испытал, словами передать трудно. Мой юный член, который и так уже довольно часто без особых причин вставал по стойке "смирно", казалось, взбесился. В мгновение ока головка его взвилась вверх и прижалась к пупку, на несколько сантиметров высунувшись из-под тренировочных трикотажных брюк, которые были на мне одеты. Машинально я ухватился за свой член, пытаясь заправить его назад в брюки, но, продолжая смотреть на соседку, вместо этого стал сдвигать кожицу на нем своей рукой, обнажая головку. От перевозбуждения член среагировал молниеносно, не успел я сдвинуть кожицу, как вдруг пронзительный спазм в паху заставил меня согнуться. Не понимая, что происходит, я все же сумел распрямиться и тут же член запульсировал, выпустив первый заряд спермы, который, пролетев метра полтора, попал прямо на обнаженную грудь девушки. За ним последовал второй " выстрел", забрызгавший ее живот, а затем третий, заливший моей юной спермой весь ее волосистый лобок. В этот момент она открыла глаза и с недоумением уставилась на меня. Не знаю, как мне удалось затолкать свой член в брюки и выскочить из ее квартиры на улицу.
Забежав к себе домой, я лихорадочно мерил комнату шагами, не зная, что предпринять. Мне было и страшно и стыдно. Я представлял себе, как она рассказывает о случившемся своей матери, а та моей, как они обе, возмущенно выговаривают мне за мой поступок. Что будет когда об этом узнают ее подружки ( в том, что она им разболтает об этом я почему-то не сомневался)? Они же растрезвонят об этом по всей школе.
Но время шло, никто ниоткуда не появлялся и ничего мне не говорил. Спустя час я тихонько вышел на улицу и увидел, что она в двух шагах от меня, что-то полощет в тазике, согнувшись над табуреткой. Несколько секунд я стоял в замешательстве, не зная пройти мимо, заговорить или ретироваться назад домой, но в это время она через плечо бросила на меня взгляд, в котором сквозило непонятное мне выражение не то насмешки, не то лукавства, затем отвернулась и продолжала заниматься своим делом. Я посмотрел на изгиб ее бедер под тонким ситцевым платьем. Заметил четкую линию трусиков под платьем и застежку бюстгальтера на спине. У меня снова поднялся член, встав в боевую стойку. В этой позе она выглядела очень соблазнительно и я на минуту представил себе, как задираю ей платье, стаскиваю трусики и резким движением загоняю ей свой член, между губок ее пи..ды, которую я наблюдал с расстояния в один метр, меньше часа назад.
Опомнившись и опасаясь, что она заметит, как торчит под тренировочными брюками мой неуправляемый член, я ушел.
Прошел день, другой. Я вел себя тише воды, ниже травы. Ничего не происходило и я понял, что она о нашей маленькой тайне никому ничего не рассказала. У меня в голове стали бродить всякого рода сексуальные фантазии с ее участием. Как-то, улучив момент, когда ее матери дома не было, а сестренка гуляла с подругами, я зашел к ней. Она сидела на стуле в коротких шортиках и футболке, подчеркивающей ее крупные груди. Я что-то ей сказал. Она ответила, мы начали шутливо пререкаться и я как бы, желая наказать за дерзость, обхватил ее сзади руками, прижавшись к ней всем телом. Руки же мои, как бы невзначай сжали ее тугие груди. Мой член под трикотажными брюками вплотную прижался к ее голым бедрам, она пыталась вырваться, но я сжимал ее, одновременно делая движения как во время еб..и, делая попытки вырваться, она еще крепче прижимала мой взведенный х..й к своим ягодицам, которые не скрывали ее шортики. Она его чувствовала, в этом не было сомнения.! Сделав еще несколько движений, я почувствовал, что кончаю прямо в трусы. В этот раз все прошло проще, без спазмов в паху. Я отпустил ее. Мы оба были красными и разгоряченными, но молчали, не сказав друг другу ни слова. Спустя несколько секунд я ушел, чувствуя горячую влагу у себя в трусах.
После этого, осмелев и порядком обнаглев, я пользовался каждым удобным случаем, чтобы прижаться к ней своим членом. Бывало, что она заходила ко мне домой, тогда мне даже удавалось поднять ей сзади платье и прижаться свои ху..м к ее голым бедрам и ягодицам ниже линии трусиков. Кончал я, конечно, в сторону, она же в это время убегала, сердито бросая на ходу : "Дурак!", Официально она мне, конечно, ничего не позволяла, но довольно часто позволяла застать ее одну и сопротивляясь моим домогательствам, прижималась к моему члену, даже иногда делая вращательное движение тазом, как бы подмахивая.
Лучше всего, когда мы вместе ходили купаться на речку, которая протекала от нашего дома в нескольких километрах. Мы заходили далеко в воду и пользуясь тем, что нас никто не видит, я уж отводил душу. В воде все легче и проще, нет таких условностей как в других местах. Я подхватывал ее на руки и, не особенно скрываясь, тискал её груди под лифчиком купальника. Запускал руку ей в плавки, ощущая не только шелковистую густоту волос, но и расщелину ее пиз...ы. В воде я разворачивал ее к себе спиной и прижимался ху..м к ее обнаженным ягодицам. Порой я кончал по три, по четыре раза в результате таких забав. Иногда сперма прямо тут же и всплывала рядом с нами, но она делала вид, что не видит этого. Конечно, она подыгрывала мне молча, делая вид, что не понимает смысл моих действий. Честно говоря, по настоящему вы..ть ее я и не пытался, понимая, чем это все может закончиться. Для удовлетворения съедавшего меня в то время постоянного сексуального голода мне хватало вполне и этих летних забав. Главное заключалось в том, что я получал разрядку с настоящей живой девушкой, ну и иногда помогал себе утолить сексуальный голод и рукоблудием, когда оставался один.
Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Кончилось и то лето. Началась учеба, общественная работа, подготовка к поступлению в ВУЗ, так как я уже в общем определился куда буду поступать. Времени для баловства не оставалось. Следующее лето мы проводили отдельно друг от друга, а еще через лето она окончила школу . У меня же был выпускной класс, и я всего себя посвятил учебе и школьным делам. После 10 класса я поступил в ВУЗ и мы стали очень редко встречаться. Неожиданную развязку эта история получила четверть века спустя...
Он неожиданно умолк, задумавшись. Виктор налил в стакан минеральной воды и пил ее маленькими глотками. Меня рассказа заинтересовал и мне не терпелось узнать, чем же эта история закончится.

Продолжение рассказа Алексея

За окном убегали вдаль белые километровые столбики. Затянувшееся молчание прервал голос Виктора:
-Ну и что, ты ее больше никогда не встречал?
-Нет, почему же?- удивился Алексей. - Наши матери жили по-прежнему в своем старом доме. Мы приезжали туда в отпуск, иногда встречались. Я женился на третьем курсе, она, когда уже начала работать. У меня родился сын, у нее двое сыновей. Правда, и у нее, и у меня семейная жизнь не сложилась. В один из своих отпусков я решил встретиться со своей бывшей соседкой. Вспомнив, что у меня есть ее телефон, я решил ей позвонить. Моему звонку она откровенно обрадовалась, мы договорились встретиться следующим вечером у метро, когда она закончит работу.
С момента нашей последней встречи года два назад изменилась она мало. Лицо ее не утратило с возрастом своей привлекательности, густые черные волосы также спадали волнами на плечи, пышная грудь грозила прорвать платье, бедра были, правда, несколько полноваты, но она всегда была широковата в кости. Хотя я уже не был тем безусым юнцом, как четверть века назад, но у меня сладко заныло внизу живота, когда я окинул откровенно оценивающим взглядом ее пышные формы. Прошедшие годы не сделали из меня циника или пошляка, но я и не считал нужным вести себя в отношениях с женщинами по ханжески.
Мы пошли вдоль берега реки, разговаривая на ходу и выискивая укромный уголок, где можно было бы уединиться, позагорать и искупнуться. Вскоре мы обнаружили небольшую песчаную отмель, защищенную со стороны лесонасаждений поросшим травой холмом. Здесь мы расстелили на песке захваченные с собой махровые простыни и она ушла за кустики переодеться Я же просто сбросил брюки и рубашку, так как уже был в плавках.
Лежа рядышком на простынях, мы разговаривали на отвлеченные темы, вспоминали наше детство, делились событиями последнего времени. Я заметил, что она время от времени вертит головой, она, уловив мой взгляд, пояснила, что устает на работе и у нее затекают шейные мышцы. Я неплохо владел техникой массажа ( в основном спортивного), во всяком случае многим женщинам нравилось, как я его делаю. Мое предложение сделать ей массаж она охотно приняла. Начав массировать ей шейные мышцы от основания свода черепа, я мягко перешел в плечевой сектор и ниже. Чтобы мне не мешал бюстгальтер, я его расстегнул, против чего возражений не последовало. Спина ее была плотной, мышцы напряжены, поэтому пришлось их довольно долго разминать. Затем я спустился ниже к ягодичной области и вначале немного сдвинул ее трусики вниз, а затем вообще стянул их с нее и положил рядом на простынь. Возражений с ее стороны вновь не последовало. Она лежала передо мной абсолютно голая, слегка раздвинув ноги. Мои руки тем временем скользили по ее ягодицам , разминая их, а затем я стал делать глубокий массаж обеих полушарий , доставая до глубоких мышц. По ходу мои пальцы коснулись внутренней стороны ее бедер и скользнули в самую сокровенную глубину ее женской плоти. Я прекрасно понимал, что от такого массажа она давно потекла и не ошибся.. Между ее раздвинувшимися в стороны половыми губами было тепло и сыро, мои пальцы скользнули в ее влажное, возбужденное лоно, но затем выскользнули назад. Ноги ее конвульсивно раздвинулись еще шире. Повторив эту операцию еще несколько раз, я стал массировать ее мускулистые бедра, затем икры. Я, конечно, представлял себе, что она чувствует, поэтому старался максимально возбудить ее, чтобы приблизить к оргазму. Наконец, когда по моим расчетам она уже должна была находиться в преддверии оргазма, я предложил ей перевернуться на спину. Она выполнила это предложение безропотно и даже несколько торопливо.
Я на несколько секунд оторвался от ее тела и просто оглядел ее с ног до головы. Передо мной лежала зрелая чувственная сорокалетняя женщина практически в той же позе, что и девочка-подросток четверть века тому назад. Только груди с торчащими сосками стали пышнее, да внизу живота и на немного подбритом лобке появилось больше жировых отложений. Медленно раздвинув ее бедра своими коленями, я коснулся ладонями грудей и стал осторожно массировать их, не касаясь сосков. Я просто подтягивал их вверх и аккуратно скользил ладонями по нежной коже. По ее участившемуся дыханию и плотно сомкнутым векам было видно, что возбуждена она до крайности. Я легко коснулся торчащих сосков и ощутил их твердую упругость. Больше сил сдерживаться не было. Быстро сдернув плавки вниз, я выпустил на волю своей напряженный член, обнаженная головка которого покачивалась прямо над входом в ее влагалище. Секунду спустя он уже вторгся в ее половые губы и пронзил ее лоно. При этом мне даже не пришлось раздвигать ее колени, они и так уже были широко распахнуты. Она, продолжая лежать с закрытыми ногами, обхватила мое тело руками и ногами и в бешеном темпе стала подмахивать своим тазом навстречу движениям моего члена. Спустя минуту она забилась в экстазе оргазма и я тоже, не выдержав, выплеснул весь запас своей спермы, успев в последний момент вытащить член из ее влагалища. Белые тягучие нити обильно оросили ее лобок и живот, почти как тогда в далеком полузабытом детстве. Через секунду она вскочила, как была голышом бросилась в реку, долго ныряла и отфыркивалась в ее холодных струях. Выйдя на берег, она первым делом подошла ко мне, прижалась всем своим голым холодным телом и крепко поцеловала в губы, сказав: "Спасибо тебе, я уже год как не была с мужчиной!".
Через несколько минут, когда мы снова лежали на простынях, я, прикоснувшись губами к ее длинным ресницам, тихо спросил, помнит ли она, как я в детстве к ней приставал. Она рассмеялась счастливым смехом и ответила.: "Ты знаешь, я все ждала, когда ты меня вы..бешь. Я очень этого хотела и ужасно боялась!".
Алексей закончил свой рассказ и, взглянув на Виктора, произнес: " А ты говоришь виктимность, ювенальная преступность! Все от человека зависит, от воспитания, от культуры, от того насколько его научили уважать других людей. Понятно, что гормон играет в юные годы, ну так умей держать себя в руках! Не переходи незримую черту! И это одинаково касается и парней и девушек".
Слушая Алексея, я почувствовала возбуждение. От смазки трусики ощутимо промокли. Я заворочалась на своей полке и мужчины на несколько минут притихли, подумав, что разбудили меня.

Первый рассказ Виктора.

Спустя минут пять мужчины видимо решили, что я вновь заснула и уже понизив голоса, продолжили разговор.
-Знаешь, - задумчиво сказал Виктор, - у меня была похожая история, только мне до сих пор за нее стыдно. В Чернигове я оказался практически одновременно с выпускником нашего университета, Володей (фамилия тебе не интересна, ты его все равно не знаешь), которого я помнил еще по студенческим временам. Тогда мы, правда, особенно не общались, так как он был младше меня на два курса ( и по возрасту тоже), но в ходе совместной службы, мы сблизились буквально за несколько недель. Человек он был в своем роде исключительный, таких людей ярко характеризует обычно одно, хотя и непечатное, но емкое слово " расп...дяй". Характеризуя, Володю я мог бы к этому добавить еще и слово "редкий". В любом серьезном деле на него нельзя было положиться- подведет так, что век не забудешь. И сам в лужу сядет и тебя за собой потащит ( неумышленно, конечно, а порой даже из лучших побуждений). Но, что касается выпить и закусить, лучше его компаньона было найти трудно. Компанейский, веселый, обладающий хорошим чувством юмора, он за столом так и сыпал анекдотами и прибаутками. Девушки и даже взрослые женщины, были от него без ума, хотя, на мой взгляд, внешность он имел довольно пошловатую. Высокий, выше меня на голову, где-то под метр 93-94, он в плечах не был особенно широк и его голова с круглым, как луна лицом практически совпадала по ширине с ними. Глаза у него были немного водянистые с голубоватым отливом, а их маслянистый взгляд я всегда характеризовал, как "блудливый", о чем ему прямо и говорил, что его очень веселило. Когда Володя смотрел на любую женщину в возрасте от 12 до 50 лет, создавалось впечатление, что он уже хозяйничает у нее не то что под юбкой, а прямо в трусах и не рукой, а членом. Носил он еще и редкие короткие усики над верхней губой, что придавало ему вид блудливого мартовского кота. Может быть, именно все это и привлекало в нем многих женщин, так как из каждого посещения ресторана он приводил к себе домой одну или даже двух девушек.
Наш шеф ему многое прощал, так как женат он был на дочери большого начальника в нашей системе (очень некрасивая, но душевная девушка), с которой учился на одном курсе. Квартиру он получил сразу по приезду в Чернигов ( мне, как холостяку, квартира не была положена), но жена его была беременной и к весне уехала в Киев к родителям. Оставшись один, Володька пошел в загул, в чем я по мере своих сил ему помогал. Шефу "добрые люди", доносили о наших похождениях, но меня он ценил, как работника, а Володьку не трогал из-за тестя, так что наветы не влекли за собой оргвыводов.
Как-то в конце мая в пятницу Володя сказал, что сегодня идет в ресторан с очередной пассией ( звали ее Яна и я ее мельком видел раньше), а та приведет с собой подругу, так что я могу к ним присоединиться. Причин отказываться от этого предложения у меня не было. Яна была симпатичной хрупкой брюнеткой откуда-то с Западной Украины с привлекательными чертами лица и небольшой крепкой грудью. Подружка ее, Тамара, оказалась рыжеволосой, с характерной для рыжих ослепительно белой кожей, девушкой лет 26-27 ( как и сама Яна), то есть немного старше нас. Короче говоря, вечер удался. Мы увлеклись друг другом и по предложению Яны решили продолжить пьянку у нее на квартире. Взяли еще пару бутылок шампанского, водки, какой-то закуски и пошли к ней домой.
Когда мы уже подходили к подъезду, Яна предупредила, что у нее живет племянница, дочь ее сестры, она уже спит и надо вести себя тихо, чтобы не разбудить ее. Квартира у Яны была типовая: справа от входа ванная и туалет, за ними еще правее кухня, прямо дверь в одну комнату, а влево в другую. Мы зашли в ту, что левее. Здесь стоял диван, напротив него в полутора метрах тахта, чуть в стороне журнальный столик и несколько кресел. Стараясь не шуметь, мы расположились за столиком, выпили по бокалу шампанского, добавили водки, поговорили на отвлеченные темы. Шел уже второй час ночи и надо было ложиться спать, тем более, что каждый отчетливо понимал, зачем сюда мы пришли.

Нам с Тамарой хозяйка постелила на диване, а себе с Володей на тахте, на расстоянии какого-то метра от нас. Когда свет выключили, мы разделись. Сохраняя последние остатки стыдливости, Тамара осталась в прозрачном лифчике и трусиках (помнится черного цвета), но я практически сразу все это с нее постаскивал, занявшись детальным изучением ее анатомии. Пока я покрывал поцелуями ее лицо, гладил и щупал Тамарины груди, соски, живот, ласкал поросший рыжими волосами лобок и проник пальцами в ее уже мокрое влагалище, Володя без лишних церемоний подмял под себя Яну и еб..л ее так, что тахта скрипела и шаталась. Искоса бросив взгляд в их сторону, я увидел, как ритмично поднимается и опускается его голая задница, а над ней белеют задранные вверх стройные ноги Яны. Это был фактически мой первый опыт группового секса и возбудился я (и так уже достаточно возбужденный) неимоверно. Мой окаменевший член ворвался в Томкино влагалище и работал там со скоростью поршня в двигателе курьерского поезда. Было жарко, мы оба вспотели. Я сжимал руками ее ягодицы, груди, ноги, словом тискал ее за все места, до которых только мог дотянуться. В это время Володька кончил, я тоже вслед за ним, выплеснув сперму Тамаре на лобок, покрытый густыми тоже рыжими, как и на голове, волосами Она оказалась темпераментной девушкой и кончила за это время раза три.
Мы, потные и уставшие, немного полежали, отдыхая, нежно целуясь и лаская друг друга, потом я услышал шепот и хихиканье со стороны Володи и Яны, за которыми последовал размеренный скрип тахты. Взглянув в их сторону в свете луны, я увидел, как голая Яна оседлала моего приятеля и скачет на нем, как заправский жокей. Ее маленькие крепкие груди подпрыгивали в такт этой скачке. Понятно, что это зрелище не могло оставить меня равнодушным. Я снова раздвинул бедра лежавшей на спине Тамары и тоже понесся на ней вскачь. Она с энтузиазмом восприняла продолжение наших забав и активно мне подмахивала своим тазом так, что порой мой член вообще выскальзывал из нее. Главная задача состояла в том, чтобы его не сломать, а вновь попасть прямо ей во влагалище. В этот раз я опять окончил ей на живот, а затем мы немного полежали рядом, прижавшись, друг к другу.
В том возрасте мне было достаточно пяти-десяти минут, чтобы снова войти в форму, поэтому вскоре я опять возобновил свои ласки. Влагалищ ее было мокрым и скользким, но меня это только возбуждало. Я опять подмял ее под себя и мы продолжили еб..ся, но уже в спокойном и размеренном ритме. Наши соседи, по-моему, уже уснули, не помню. Наконец, почти одновременно кончили и мы.
За окном брезжил рассвет и начинал заниматься новый день. Была суббота, мне торопиться было некуда, однако я знал, что Володя должен был уезжать в командировку, а девчонки в субботу работали. Но это были их сугубо личные проблемы. Я же, откинувшись на спину, заснул богатырским сном. Свои плавки я одевать не стал, оставшись абсолютно голым, а очки еще с вечера спрятал под диван.

Разбудило меня чье-то легкое прикосновение к моему члену, точнее к его головке. В комнате было светло, солнечный свет лился из окна. С трудом приоткрыв глаза я увидел тонкую девичью руку, которая слегка коснулась моего члена, стоявшего вертикально вверх. Кожица на его головке от напряжения сползла вниз и он полностью обнажился вытянувшись и напрягшись. Вслед за ним подтянулись и яйца. Скользнув взглядом выше я увидел и всю девушку, стоявшую рядом с диваном в такой короткой комбинации, что она даже полностью не закрывала волосы у нее на лобке. Трусиков на ней не было Без очков я вижу плохо, но стояла она настолько близко, что ее пи..да находилась буквально в 30 см от моего лица и я даже чувствовал ее молодой терпкий девичий запах. Повинуясь скорее инстинкту, чем осмысленно, я дернул ее за руку так, что она упала на диван и опрокинулась на спину. Не теряя ни секунды, я раздвинул своими коленями ее бедра, собственно и не почувствовав особого сопротивления и воткнул свой член ей между ног. Её половые губки были достаточно влажными и мой член вошел во влагалище без сопротивления, упершись в преддверие матки. Хотя она и не была девственницей, но я поразился узостью ее влагалища. Казалось, оно было совершенно не разработано, будто успело принять в себя до моего, только один или несколько, членов. Мой член двигался в тесном кольце стенок ее влагалища, а руки задрали вверх комбинацию, так, что она даже частично закрыла ее лицо. Грудь у нее была вполне развитой, но с крошечными розовыми сосками. Ее темно-каштановые волосы разметались по подушке, глаза были закрыты, лицо показалось мне очень юным.
Конечно, я с самого начала понял, что это племянница Яны, о которой та нам рассказывала вечером. Видимо, она всю ночь слушала, чем мы там занимались и, когда девчонки с Володей ушли, зашла из любопытства ко мне. Ну, зашла, так зашла, мне, в принципе, все равно было, кого еб..ть ее или Томку, или Яну. Как назло, под влиянием выпитой водки и предыдущих оргазмов у меня начался так называемый "сухостой" и я никак не мог кончить. Я и крепко держал ее за пухлые бедра и поднимал ее ноги кверху и разводил их в сторону, и пальцами проникал чуть ли не в анус, ничего не получалось. Наконец, минут через сорок такой интенсивной еб..и, когда я не вынимал ни на секунду член из нее и не прекращал этой дикой долбежки, я все же кончил, как обычно, успев в последний момент его выдернуть и выплеснуть содержимое ей на лобок. Все это время она не произнесла ни слова, а когда я кончил, также молча поднялась с дивана и медленно направилась в ванную. Заметно было, что идти ей трудно, видимо я все же слишком сильно раздвигал ей ноги.
По сути, только сейчас я окончательно проснулся и задумался о том, что получилось все довольно некрасиво. Если о случившемся узнает Яна, вряд ли она обрадуется, что ее племянницу вот так мимоходом взяли и вы...бали. Я быстренько оделся и ушел не сказав никому ( в смысле племяннице) до свидания.
Как-то так получилось, что Володя долго был в командировке, потом в командировку уехал я. С Тамарой мы телефонами не обменялись, а у Володи родился ребенок и он в отпуск уехал в Киев. Коротко говоря, ни с кем из нашей компании я не виделся, наверное, с месяц. Как-то в пятницу я зашел в ресторан и случайно увидел одиноко сидевшую за столиком Яну. Я хотел было незаметно удалиться, но она меня увидела и замахала рукой, мол, подходи. Я присел к ней за столик, мы выпили, разговорились. Она жаловалась, что Володька ее бросил. Я объяснил, что он, мол, женат и она об этом знает, что же из этого трагедию делать. Яна согласилась со мной, разговор перешел на общие темы. После ресторана я пошел ее провожать. По дороге мы стали вспоминать, как занимались групповухой. Я напомнил, как она скакала на Володькином члене, она в свою очередь сказала, что помнит как я "жарил" Томку. Мы посмеялись и она пригласила меня в гости с намеком повторить прошлый опыт. Я к этому был готов, но мне не хотелось снова встречаться с ее племянницей, хотя я понял, что та хранила молчание о нашем приключении.
-А, кстати. где твоя племянница?- как -бы невзначай спросил я.
-Уехала на каникулы домой в село, - вздохнула Яна,- девка седьмой класс закончила, а развита не по годам, выглядит как десятиклассница. Боюсь уже и не целка вовсе.
-Как седьмой класс,- у меня свело яйца, словно от прикосновения ледяной руки,- а сколько же ей лет?
-Через неделю четырнадцать исполнится. Знаешь, я уже решила, напишу сестре, пусть она у нее остается, а то тут, глядишь, в подоле еще принесет, уж больно шустрая. Ну, так что зайдешь в гости, поскачу и на тебе, как тот раз на Володьке?

Какие гости? Я не мог придти в себя, ведь я совершил уголовное преступление, вступление в половую связь с малолетними карается тяжело. Под каким-то надуманным предлогом, я отказался от Яниного приглашения и быстренько ретировался, проклиная свой член и, грозя вообще отрезать его, если он не угомонится по-хорошему и будет соваться в каждую пи..ду.. В скором времени меня вообще перевели к новому месту службы и больше Яну и ее племянницу я не встречал.
-Да они что сговорились? - едва не взвыла я от злости и возбуждения.- Они меня доведут до того, что я прямо сейчас слезу и изнасилую обоих!
Между тем, мужчины внизу продолжали свою беседу, однако стали разговаривать очень тихо и я не все слышала. Все же я поняла, что они спорят между собой по какому-то сложному вопросу юриспруденции и в качестве аргументов приводят примеры из своего личного опыта.
- Да ладно, - неожиданно громко произнес Виктор,- мы тут за бутылкой ни до чего все равно не договоримся. Послушай лучше историю, которая произошла со мной в одной из командировок.

Второй рассказ Виктора
- В Тамбове я оказался в связи с тем, что здесь у меня было назначено рандеву с двумя офицерами, служившими один на Украине, другой в Белоруссии. Московский поезд прибыл ранним утром и первым делом я, по старой привычке опытного командировочного, направился в ближайшую гостиницу. В бытность мою следователем, прибыв в конечный пункт командировки, я первым делом думал о работе, а о месте для ночлега начинал заботиться тогда, когда уже наступала ночь. По этой причине нередко приходилось ночевать на вокзалах, в аэропортах, реже в постели какой-нибудь сострадательной молодицы. С годами я стал умнее и первым делом искал место в гостинице, а потом уже занимался всем остальным.
К моему удивлению девятиэтажная гостиница "Тамбов" была безлюдной. Правда, одиночных номеров не оказалось, но свободных двухместных номеров было достаточно. Я не любил жить в номере с кем-то еще, поэтому оплатил его полностью за трое суток, рассчитывая, что за это время ожидаемые мною люди должны будут уже появиться.
Вещей у меня с собой не было, документов тоже, поэтому, оставив свой портфель в номере, я отправился на поиски городской прокуратуры, где у нас и была назначена встреча. Вообще говоря, Тамбов произвел на меня впечатление одной большой стройки. Куда ни глянь, везде возводились коробки новых девятиэтажек, высились кучи строительного мусора, все было перерыто, изрыто и перепахано бульдозерами.
Прокуратуру я отыскал без труда, она размещалась на первом этаже одной новостройки. Прокурор - майор юстиции в одном со мной звании и примерно моих лет, заверил, что как только мои люди появятся, он немедленно даст им мои координаты. Пока мы разговаривали, в кабинет зашел капитан, лет на десять старше нас. Мы познакомились, оказалось он "батрачил" здесь на уборке урожая, как некогда приходилось "батрачить" и мне.
Оказалось, капитан тоже проживает в гостинице, где и я, только этажом ниже. Мы договорились встретиться после работы и я возвратился в гостиницу. Делать мне было нечего, так что я завалился спать.
Проснувшись около 18 часов, сходил в кафе поужинал, уточнил у администратора, не разыскивал ли меня кто-либо, и опять вернулся в номер. В моем портфеле была бутылка "Арарата", которую я привез с собой, так как знал, что за "хребтом" хорошего коньяка не найти днем с огнем.
Часов, наверное, около восьми в дверь постучали, вошел мой знакомый. Прямо с порога он пригласил меня к себе, сказав, что к нему забежал знакомый адвокат с подругой. Я взял коньяк и мы спустились вниз. Адвокат, парень лет 26-28 был худощавый брюнет, с острыми чертами лица и явно обозначившейся плешью на голове. Лицом он смахивал на еврея или армянина, показался мне общительным и приветливым. Он представил меня девушке, сидевшей за столом. Судя по виду, она уже была довольно пьяна и, окинув меня безразличным, каким-то усталым взглядом, произнесла довольно мелодичным голосом : - "Валентина".
Лет ей было около двадцати, может на год или два больше. Яркая блондинка с короткой стрижкой, она была стройной и изящной. Лицо ее выглядело очень симпатичным, если не сказать красивым, того же типа, что у Анны Семенович. Мне бросилась в глаза ее крупная грудь, обнаженная верхняя часть которой выпирала наружу из блузки, и тонкая талия. На ней была юбка-макси, но она не скрывала ее худощавых стройных ног. Как я узнал, она работала медсестрой в городской поликлинике и ее смена только закончилась ( почему она и выглядела уставшей)
Она сидела, положив ногу на ногу, и держала в руках бокал с вином. Но бутылка, стоявшая на столе, была уже пуста, так что я подоспел как раз вовремя. Я поставил на стол коньяк, капитан с адвокатом оживились. Беседа пошла веселее. Выпив коньяку, оживилась и Валентина. Она закурила, изящно держа сигарету в руке. Несколько раз я заметил взгляды, которые она бросала на меня. В них проскальзывало любопытство.
Откровенно говоря, мне эти взгляды были по барабану. Я понимал, что адвокат ее любовник и она уедет с ним. Мне здесь ничего не светило, а значит, и усилий на ухаживание не стоило тратить. Но бутылка быстро опустела (Валентина пила на равных) и тогда я предложил спуститься в ресторан купить еще. Денег у меня с собой было достаточно. Вскоре на столе опять появился коньяк и мы продолжили наше торжество. Валентина сильно захмелела, я тоже прилично выпил, капитан откровенно был пьян.
Я позволил себе расслабиться, но головы не терял и видел, что адвокат, поглядывая на меня, вынашивает какую-то мысль. Он наклонился к Валентине и стал что-то шептать ей на ушко. Та взглянула на меня, подумала и кивнула головой.
Мы выпили еще по рюмке и адвокат вдруг предложил мне поехать к Валентине домой и там продолжить вечер.
- А почему бы и нет, - мелькнула у меня мысль. Правда, я не слышал, о чем они говорили, но мне было все равно. Дел в Тамбове у меня на вечер и ночь не было, оставаться в пустом номере тоже не хотелось.
Мы оделись, спустились в ресторан, где я послал швейцара за бутылкой коньяка и коробкой конфет. Затем адвокат поймал такси и мы куда-то поехали. Ехали долго, минут тридцать. Я постепенно трезвел, так как от коньяка всегда трезвею быстро. Я начинал осознавать бессмысленность этой поездки ( в самом деле, какого черта я с ними поперся?) и у меня закипала злость на адвоката. "Спал бы уже в номере , - думал я, - и видел десятый сон. Нет, черт понес куда-то и главное, зачем? Он ее будет еб..ть, а я присутствовать при сем за стенкой ! Вот уж действительно удовольствие!!". Я живо представил себе, как этот пройдоха -адвокат буквально через час разложит пьяную обнаженную Валентину на кровати и будет орудовать своим членом у нее между ног, и чуть не сплюнул от досады прямо в такси.

К моему удивлению, когда мы подошли к двери, Валентина не открыла ее ключом, а нажала кнопку звонка. Спустя минуту дверь распахнулась. На пороге стояла женщина лет примерно пятидесяти, полная, но со следами былой привлекательности на уже заметно увядшем лице. Черты его с резко очерченным подбородком показались мне несколько тяжеловатыми Она бросила откровенно неприязненный взгляд на Валентину, но заулыбалась, увидев адвоката.
- А это ты ( назвала она его по имени) рада тебя видеть.
Я уже протрезвел, поэтому чувствовал себя неловко, не понимая, зачем я здесь вообще нужен? Тем временем, представив меня, адвокат увлек хозяйку на кухню, где о чем-то стал с ней разговаривать, а я, воспользовавшись этим, спросил Валентину, кто эта женщина.
-Свекровь, - ответила она с какой-то душевной болью. И тут я заметил, что она совсем не такая пьяная, как казалась.
-Ни хрена себе ситуация!- подумал я, - Что же это получается? Любовник невестки пришел с ней домой к свекрови, где эту самую невестку собирается чинно - благородно отыметь!
Тем временем, адвокат и свекровь возвратились с кухни. У адвоката вид был несколько растерянный, а свекровь улыбалась немного грустной улыбкой.
- Ну ты и придумал,- произнесла она шутливым тоном,- любовника мне привел на двадцать лет моложе! Ну и ну!
Тут только до меня дошло, что задумал этот козел -подставить меня свекрови! Я вообще женщин старше себя в сексе не представляю, а полных не воспринимаю категорически.
-Извините, - сказал я, бросив уничтожающий взгляд на Валентину и адвоката,- вы пригласили меня продолжить вечер, начатый в гостинице. О том же, чтобы стать чьим-то любовником и речи не было. Я еще раз прошу прощения и немедленно удаляюсь.
- Подождите,- произнесла женщина, взяв меня за руку,- куда же вы поедете среди ночи, да еще в незнакомом городе. Оставайтесь у нас до утра, отдохните. Я вам постелю в своей комнате, а сама я уже все равно до утра не засну. Завтра рано мне нужно уезжать в командировку и я буду всю ночь работать с документами.
У меня в голове сложился некий план и я согласился, но, метнув тяжелый взгляд в сторону адвоката, сказал, что ложиться спать не буду, а вместе с ней до утра посижу на кухне.
Естественно, пить больше никто не стал. Адвокат с Валентиной ушли в ее комнату, а я остался на кухне со свекровью.
Она угостила меня чаем или кофе - не помню, и постепенно мы разговорились. Узнав, что я из прокуратуры, она оживилась, рассказав, что ее сын осужден на три года. Этот самый адвокат сейчас помогает изменить приговор в надзорном порядке.
В моей голове вся разрозненная мозаика сразу приобрела законченный вид. Понятно! Свекровь надеется, что этот типчик поможет вызволить сына и поэтому закрывает глаза на его шашни с невесткой! Оригинально! Чего только не бывает в русских семьях.
Тем не менее я поинтересовался, как же так - невестка путается с этим адвокатом, а она свекровь, вроде бы это все покрывает.
- А что делать?, - вздохнула она,- Сын женился когда ему еще и девятнадцати не было. А Вальке столько же. Когда его посадили с полгода назад, стала все чаще домой пьяной с работы приходить. Пусть уж ее этот (назвала имя) поимеет, чем будет давать кому попало. А она по натуре такая шалава, что как подвыпьет никому отказать не может.
Мы сидели, разговаривали. Она меня спрашивала, не смогу ли я помочь сыну. Я честно ответил, что прежде всего нужно посмотреть документы (приговор, кассационное определение) для того, чтобы решить есть ли смысл писать надзорную жалобу вообще.
-Приговоры редко отменяют. Речь может идти разве что о снижении меры наказания, да и то лишь теоретически.
По-моему, до нее кое-что начло доходить.
-А вот ( назвала имя) утверждает, что сможет помочь. Что у него есть связи.....
Я с жалостью посмотрел на нее, мол, не стоит быть такой наивной. Откуда у 26-летнего парня связи в коллегии Верховного Суда?.
Вдруг она взглянула на часы и сказала:
-Уже шестой час, мне пора собираться.
-А я все-таки посплю, хотя бы пару часов ,- вздохнул я,- устал что-то.
-Конечно, конечно, - радушно ответила она,- спите хоть до обеда. Я вернусь лишь вечером, а Валька остается дома, она сегодня выходная. Правда, у адвоката процесс к 10 часам, но вы-то с ним не связаны, можете поспать.
Именно на такой расклад я и рассчитывал.
Конечно, спать я не собирался, в мои планы это не входило. Я просто разделся и, оставшись лишь в одних плавках, лег на кровать. Спустя минут десять хлопнула входная дверь, это ушла свекровь на автовокзал. Между тем за стеной в комнате Валентины слышался какой-то шум. Скрипела кровать, раздавались звуки какой-то возни. Вначале мне показалось, что они там трахаются, но чем больше я вслушивался, тем более становилось ясно, что это не похоже на занятие сексом. Временами слышался громкий недовольный голос Валентины, потом опять наступало молчание и снова раздавался скрип кровати, звуки возни.. "Ладно,- думал я,- уже недолго осталось, подождем еще!".
Действительно, за окном быстро светлело. Возня за стенкой не прекращалась, временами вспыхивая с новой силой. "Да, что же там такое?"-никак не мог я решить эту загадку. Хотя выпил я прилично и провел бессонную ночь, но нервы и чувства мои были обострены, и спать мне совершенно не хотелось.
Но вот около восьми часов, дверь комнаты Валентины открылась. Кто-то вышел, пошел по всей видимости в туалет, затем раздался шум воды в ванной.
- Понятно, адвокат собирается на работу. В 10 у него процесс, -подумал я.
Действительно, через несколько минут открылась дверь в мою комнату. Он стоял на пороге, уже полностью одетый и попробовал меня разбудить. Но я притворился спящим богатырским сном и, в конечном итоге, перевернулся на другой бок, сказав, чтобы все шли к черту, я хочу спать.
Едва дождавшись, когда он ушел из квартиры, торопясь в суд , я поднялся с кровати и как был в одних плавках, вышел в коридор. Дверь в комнату Валентины была затворена, но, легко нажав на ручку, я ее приоткрыл. Откровенно говоря, я думал, что Валентина или совершенно голая или же в трусиках и лифчике, но к моему удивлению, она лежала на кровати на спине поверх покрывала, подложив руки за голову, в джинсах с ремнем на поясе и джинсовой рубашке, заправленной в них..
- А ты что, вообще не раздевалась? - удивился я, просунув голову в дверь.
- Наоборот, еще со вечера одела джинсы, чтобы этот козел, - с откровенным презрением в голосе, -не домогался, -сказала она.
- Я слышал возню здесь у вас все утро, даже позавидовал, думаю, вот любовники резвятся.
- Он не только утром, он всю ночь меня домогался,- со злостью ответила она,- все пытался джинсы стянуть, думал один раз попользовался, так теперь каждый раз можно.
-Слушай, а не выпить ли нам по рюмочке, - спросил я,- там где-то вроде коньяк должен остаться?
- Точно,- оживилась она,- он там в холодильнике. Ты присядь пока, я его сейчас принесу и конфеты..
Она спрыгнула с кровати и ушла на кухню я же, наоборот, присел на кровать к тумбочке.
Через несколько минут она вернулась с коньяком, конфетами и двумя рюмками, поставила все это на тумбочку и снова прилегла на кровать, почти прижавшись своим бедром к моей голой ноге.
Мы чокнулись, выпили и я спросил, как бы между прочим:
- А я-то думал, он твой любовник. Как-то уж очень по-хозяйски он держится тут у вас.
Она помолчала, лицо ее стало задумчивым.
-Понимаешь, когда мужа посадили, свекровь как с ума сошла, все хочет вытащить его из тюрьмы. А этот прохиндей, лапши ей на уши навешал, что, мол, решит вопрос. Но с деньгами у нас туговато, она бухгалтером работает, а я медсестрой. Вот она и придумала, чтобы его задобрить, подложить ему меня.
- Как это? - поинтересовался я. А в это время мой член под влиянием ее рассказа уже явственно обозначился сквозь плавки.
- Давай выпьем еще, - предложила она, а когда выпила то продолжила.
- Как-то месяца три назад пришел он к нам под вечер, ход дела вроде бы обсудить. Ну, свекровь и постаралась. Коньяк на стол, закуски всякие да мне все подливала... А я, дура, не поняла чего она хочет. А когда опьянела, они меня увели в спальню и раздели там догола. А его она оставила в моей комнате. Ну, вот он и отвел душу, попользовался мною пьяной как хотел.
- Да ты что? - не мог скрыть я своего удивления.
- Да, уж натешился, еб..л во все дыры и в рот, и в зад. - с обезоруживающей простотой русской женщины сказала она. - Я не все помню, конечно, но спермы наглоталась порядочно. Вот после этого он и повадился ко мне. Я, правда, еще несколько раз дала ему, так по инерции, а потом твердо сказала, "нет". Так ведь не отстает, гад. А она его поощряет, боится, что делом сына заниматься не станет. Волком смотрит.
- Ну, раз она сама тебя поощряет отдаваться этому адвокату, так в чем же дело,- спросил я,- ну и еби...есь на здоровье!
- Да разве ты не понял?- воскликнула Валя,- как только вернется муж из тюрьмы, она ему при первом же удобном случае все расскажет. Она меня с самого начала терпеть не могла, а теперь прямо скажет вот, мол, какая твоя жена блядь. И кому он поверит, мне или родной матери?
- Так она все равно расскажет, -заметил я,- будешь ты давать адвокату или не будешь..
- Да, вот в том то и дело,- удрученно призналась она,- так уж пусть хоть этот козел не думает, что я буду раздвигать ноги перед ним, когда он только захочет. Вот поэтому я и стала пить, от безысходности.
Признаться мне стало жалко эту юную девушку, оказавшуюся в такой непростой ситуации, но в то же время от ее рассказа мой член, налился кровью и поднялся вверх, едва не высунувшись головкой из-за резинки трусов. Хотя я и пытался скрыть это, сжав ноги, но по ее улыбке, заметил, что мое состояние от нее не укрылось.
- Знаешь, что, - вдруг сказала она, лукаво улыбнувшись, - ты пока приляг на кровать, а я сейчас быстро вернусь, только переоденусь.
Мягко коснувшись моих губ своими, она спрыгнула на пол и выскочила за дверь.
Ну что же, события развивались в правильном направлении, я лег на кровать на спину, предоставив на обозрение свой рельефно выделявшийся через ткань плавок напряженный член и крупные налитые яйца. "Пусть смотрит, - подумал я,- ее это, кажется, возбуждает".
В это время она вернулась в комнату. Я думал, что она оденет халатик на голое тело, но то, что я увидел, превзошло все мои ожидания.
Естественно, я взрослый, 33-летний мужчина, видел много женщин и полуодетых и совершенно раздетых, и в трусиках и без трусиков, но Валентина продемонстрировала мне то, что в те годы трудно было где-либо еще увидеть. Она вошла в комнату танцующей походкой в красном просвечивающем лифчике, который только поддерживал снизу ее достаточно крупные спелые груди с бежевыми сосками, выставляя их на всеобщее обозрение, и в трусиках -стрингах того же цвета. Узенький треугольник материи меньше моей ладони едва прикрывал ее лобок, и кроме тоненькой веревочки ниже талии и в расщелине ягодиц. Никакой ткани в трусиках не было. Она еще специально повернулась спиной, чтобы продемонстрировать мне безупречную форму своей загорелой попки и красоту точеных бедер, а затем подошла к кровати и, раздвинув ноги, уселась прямо на мой член. Сев на него своими губками, едва прикрытыми треугольничком стрингов, она еще сделала при этом несколько движений задом, будто поерзала. В результате член, вырвался из-под сдвинувшейся резинки плавок на свободу и уперся своей головкой ей прямо между ног. Чувствовалось, что Валентина очень возбуждена. Видимо, ночная борьба с адвокатом все же сильно завела ее, и ей было сейчас не до предварительных любовных игр. Она испытывала лишь одно желание - насадиться быстрее на член. Я протянул руки и коснулся ее тугих, упругих грудей, потеребил пальцами набухшие соски. Ее лицо выражало желание. Она взяла в руку мой член, обнажила до конца его блестящую головку и, отодвинув полоску стрингов, вставила его прямо в свое истекающее соками влагалище. Там внутри было горячо и влажно. Он погрузился в нее сразу и по самые яйца, хотя у нее, нерожавшей девушки, влагалище было узким, а стенки его упругими. Они плотно охватили мой член, даже сжали, а головка уперлась прямо в матку. Валентина скакала на мне с закрытыми глазами, груди подпрыгивали в ритме движений. На ее обнаженном, загаревшем теле выступили капельки пота. Я ласкал руками ее груди, держал ее за бедра, двигаясь своим тазом навстречу ей. Наконец, ее пронзила судорога экстаза. Я почувствовав, что вот-вот и у меня начнется семяизвержение, спросил, можно ли в нее кончать? Она процедила сквозь стиснутые зубы : "Даааа, кончай!" и тут же забилась в экстазе оргазма. Почти в это же время мой член конвульсивно сжался, запульсировал, наполнив собой все ее влагалище и я почувствовал, что из его головки извергается порциями сперма, ударяясь ей в матку. Она упала мне на грудь и в таком положении пролежала секунд тридцать.
Когда она пришла в себя, первым делом попросила налить ей в рюмку выпить, но оказалось, что коньяк у нас кончился. Мы еще немного полежали. Я стянул с нее стринги и ласкал рукой мягкий треугольник ее светлых волос на лобке и мокрую пи..ду. Но она сказала, что выдохлась и, чтобы возбудиться опять, ей надо еще выпить.
Мы по очереди сходили в ванную, оделись и пошли в магазин. Коньяка там не было, водку мы брать не стали. Решили взять вино. Вернувшись к ней домой, снова разделись. Я опять остался в плавках, а она накинула легкий халатик на голое тело. Было только 10 часов утра.
Мы выпили по стакану вина. Валентина стала рассказывать, что муж у неё был шустрый, занимался какими-то неизвестными ей делами, дарил подарки, в частности белье, в котором я ее видел. А вскоре попал под суд.
-Твоя свекровь производит хорошее впечатление,- отметил я справедливости ради, - правда, считает тебя почему-то шалавой.
- Вот в том-то и дело, - горько улыбнулась Валентина,- она просто использует меня, а освободится сын - выгонит на улицу.
Моя рука, коснулась ее голой ноги и постепенно забралась под халатик. Полы его разошлись, открыв в промежности девичьи губки в обрамлении светлых волос. Валентина еще слегка раздвинула бедра, чтобы мне было удобнее ее ласкать. Мои пальцы раздвинули губки, проникли внутрь, коснулись клитора. Она придвинулась ближе, насаживаясь на мою руку. Мой член снова вздыбился, став будто деревянным. Я встал на ноги и, взяв его в руку, придвинул к ее рту. Она внимательно осмотрела обнаженную блестящую головку, будто никогда раньше не видела, а затем погрузила ее в рот, начав сосать. От ее ласк, мой член все больше напрягался, яйца поджались и я, не выдержав этой пытки, вытащил его у нее изо рта, поставил ее "раком" и закинув полы халатика на спину, резко вошел к ней во влагалище.. Она уперлась руками в постель и я стал яростно еб-ть ее, вытягивая член на всю длину и с силой вгоняя его обратно. Руки мои в это время ласкали ее тело от грудей до промежности, гладили бедра. Сколько продолжалась эта яростная еб.я сказать не могу, по-моему она успела кончить несколько раз, пока у меня не началось семяизвержение. Плотно прижав ее бедра, я выплеснул все свое семя до конца в глубину ее лона и после этого без сил рухнул на кровать.
Минут десять спустя, немного придя в себя, я взглянул на часы. Было уже почти двенадцать. Светлая головка Валентины лежала у меня на груди, а рука ее ласково касалась моего члена и гладила яйца.
-Валя. -сказал я ,- мне пора. Надо узнать не приехали ли те, кого я ожидаю.
-А ты знаешь, - задумчиво произнесла она,- я бы поехала с тобой , если ты не против. Дома все равно делать нечего.
Конечно, я не был против. Когда я представил себе, как мы приедем в гостиницу и там, в номере, я снова буду еб..ть эту красивую и сексапильную девушку, наслаждаясь ее чувственным юным телом, член мой опять воспрянул духом.
Первым делом, мы приехали в прокуратуру. Капитана я там не застал, а прокурор сказал, что пока к нему никто не обращался.
-Тем лучше, - подумал я и мы поехали в гостиницу.
По дороге Валя сказала, что надо бы захватить что-то выпить. В магазине возле гостиницы я взял бутылку коньяка и мы пошли ко мне в номер. Откровенно говоря, меня поразила ее неуемная тяга к спиртному. Я сам в то время был не против выпить под настроение, но пить ради того, чтобы пить, мне показалось странным.
В номере она прилегла на кровать и взяла в руки стакан с коньяком. Мы выпили, я налил снова. Она выпила опять. Так продолжалось несколько раз. Вид ее, лежащей на кровати в коричневой длиной юбке, обрисовывающей её стройные ноги, с отсутствующим выражением на лице, сильно возбудил. меня. Я поднял ей юбку и посмотрел на ноги, она их раздвинула, как бы предлагая стянуть с нее трусики. Я забросил ей юбку на грудь, обнажив не только бедра, но и живот, а затем стянул трусы. Оставшись без трусов, она еще шире раскинула ноги. Ее девичья пиз..а выглядела так соблазнительно, что я спустил с себя брюки до колен и устроился у нее между ног. Она лежала, как резиновая кукла, не делая попыток даже обнять меня. Я, взяв руку свой вновь напряженный член, воткнул его между губок, которые, тем не менее, были влажными. То есть она, хоть и лежит неподвижно пьяная, но все же возбуждена -, подумал я.
Еб..л я ее долго и медленно, наслаждаясь каждым движением своего члена внутри ее лона. Она лежала, заложив руки за голову и глядя в потолок, но мне нравилось брать ее именно так.. Минут через тридцать наступил оргазм, я кончил, погружаясь в блаженное состояние. Она продолжала лежать все также на спине с задранной до пупа юбкой и бесстыдно раскинутыми ногами.
Когда я натянул брюки, она, слегка повернув голову, попросила налить ей коньяка, но оказалось, что и эта бутылка уже пуста. Я закрыл ее в номере и побежал за следующей бутылкой.
Вернувшись, я увидел, что Валентина лежит в той же позе на кровати, только немного прикрыла юбкой лобок. Трусики ее валялись рядом.
Я налил ей коньяка, сразу с полстакана, она выпила залпом. Я тоже немного прихлебнул из своего стакана. Шло время, мы потягивали коньяк, я постепенно опять возбудился. Приподняв ей юбку, стал рассматривать ее ноги, гладить их, коснулся волос на лобке. Она снова раскинула ноги, как бы, говоря : "Делай со мной все, что хочешь!" В моих яйцах уже не оставалось спермы. Когда в этот раз я воткнул в неё свой член, это была уже чистая механика. Он двигался в ней взад-вперед, не ощущая уже никакого особенного возбуждения. Я не целовал ее, не трогал за груди, не касался ягодиц и бедер. Она просто лежала, раскинув ноги. Это уже, по большому счету, был мучительный процесс овладения безжизненным телом. Наконец, чего-то там у меня раздулось, выплеснулась малюсенькая порция семени и я остался лежать на ней без движения, даже не вытащив, член, который, увядая, сам выскользнул из ее влагалища.
Спустя некоторое время она засобиралась домой и пригласила меня опять к себе, сказав, что мы закроемся у нее в спальне и свекровь меня не увидит. Но я отказался, тем более, что узнал от администратора о прибытии в гостиницу людей, которых я ожидал.

*********
В купе установилось молчание. Я заворочалась на своей полке, чувствуя, как внизу живота поднимается сладкое томление. Мужчины тем временем наполнили рюмки коньяком и молча чокнулись. За окном уже ничего не было видно, ночь давно вошла в свои права. Я думала, что мои попутчики наконец угомонятся и лягут спать, но вдруг тишину прервал голос Виктора.
-Знаешь, Алеша, моя служба в Чернигове была богата всякими эротическими приключениями, не все из них интересны, но этот рассказ думаю, тебе понравится..
Как-то в августе, когда я вернулся из Питера и даже успел побывать в отпуске, я вечерком заглянул к своему другу Володе. Жена его к тому времени родила, но находилась с ребенком в Киеве. В его квартире я застал девушку лет 20 на вид, которая сидела напротив Володи за журнальным столиком. В руках у нее был бокал, на столике стояла бутылка вина и какая-то легкая закуска. Володя познакомил нас. Как ее звали, не помню, пусть будет Света. На ней была коричневая юбка чуть выше колен, а также белая блузка сквозь которую слегка проступали очертания бюстгальтера. Я обратил внимание на ее угловатые коленки, форма которых мне не особенно понравилась. С первых минут общения бросалась в глаза ее некоторая надменность. Она, даже сидя, смотрела как бы свысока, сверху вниз, насмешливо прищуря глаза. Во взгляде ее я прочитал откровенный скепсис, мол, еще один явился не запылился, незваный гость гусар-одиночка.. Меня это задело, так как, откровенно говоря, красавицей она тоже не была. Среднего роста, худощавая, она выглядела плоскогрудой и плоскобедрой. И даже не выглядела, а таковой и являлась. Лицо ее грубоватое с тяжелой челюстью не было особенно привлекательным, но молодые девушки все симпатичны. Короткие темно-каштановые волосы также не были особенно густыми. Улучив момент, когда мы с Володей вышли на балкон покурить, я поинтересовался, что это за птица. Он ответил, что она дочь начальника УВД города Чернигова, познакомились они где-то случайно и он пригласил ее в гости, девчонка, в принципе, компанейская, но с легкой придурью, как дочь городской "шишки".
Мы еще посидели и выпили по бокалу вина, я был в ударе и блистал остроумием, Володя тоже. Она стала проще, понемногу оттаяла, весело смеялась над нашими шутками и анекдотами.
Но вот настало время уходить. Я пошел ее провожать. Перед уходом мы договорились собраться на следующий день, также вечером у Володи. Проводив ее до дому, я возвратился к себе.
Утром следующего дня шеф с утра вызвал к себе Володю. Я в то время был в приемной и слышал, как он устроил ему за что-то громкий "разнос". Возвратясь в кабинет, злой, как черт Володя сказал, что старик совсем ох..ел, придирается по мелочам и гонит его в командировку за триста километров за какой-то справкой, которой нет в деле и которая на хрен никому не нужна.. Меня его проблемы мало волновали, но я тут же насторожился по поводу вечера, мол, что встреча отменяется?
-А как ты думаешь, он что дал мне личный вертолет?- огрызнулся Володя. -Тут, дай Бог, до завтра бы управиться.
Подумав немного, я попросил у него ключи от квартиры. Он отдал их мне, предупредив, чтобы не вздумали там забыть кольцо, сережки, трусы или лифчик.
-А то были уже прецеденты, - произнес он, многозначительно посмотрев на меня, собрал портфель и поспешил на автовокзал.
Его отъезд был как нельзя более кстати. Теперь я мог заняться Светой вплотную.
Задолго до назначенного времени я был на месте. Выставив на столик шампанское, коньяк, фрукты, я стал ожидать ее прихода. Света оказалась девушкой пунктуальной. Она удивилась, что Володи нет, и когда я ей объяснил, что произошло, посмотрела на меня с некоторым недоверием. Но постепенно бокал за бокалом атмосфера разрядилась. Мы выпили на брудершафт, перешли на "ты". После очередного бокала ( или рюмки) я предложил сыграть в карты, а чтобы было интереснее - на раздевание. После некоторого колебания она согласилась.
Обладая блестящей памятью, я в "дурака" играл хорошо, но для "затравки" решил сначала проиграть. Пришлось снять рубашку, за ней брюки. Она уже торжествовала, но тут я выиграл подряд четыре раза и она осталась в одних трусиках.. Грудь ее действительно была плоской, как у девочки, но соски с коричневыми окружьями выглядели вполне прилично Возле них росли кудрявые волосики, что меня почему-то возбудило, так как я никогда не встречал женщин с волосами на груди ( позднее в Армении это было нормой). Пятую партию она также проиграла и приподнявшись нерешительно взялась за резинку трусов. Я сказал, что уговор есть уговор и надо его выполнять. Она решительным жестом сдернула их с себя, обнажив каштановый треугольник густых волос внизу живота, затем села снова, положив ногу на ногу. Бедра ее, как и грудь, были совершенно плоскими, но вид абсолютно голой девушки не мог оставить меня равнодушным
Понимая, что пришло время действовать, я подсел к ней и обнял за плечи. Она закрыла грудь руками, я стал целовать ее в губы, на которых, кстати не было помады. Ей это не нравилось, она их отворачивала в сторону, что меня только раззадоривало. Она сидела на стуле и входе этой борьбы мы упали на пол.
Сопротивление ее усиливалось, видно было, что она не хочет мне отдаваться. Но я уже слишком возбудился, чтобы отступать с полдороги и учитывать ее желание. В тот момент соображал я не головой, а головкой своего члена. Он был хозяином положения. Подмяв ее под себя, я раздвинул коленями ее ноги и, сдвинув вниз свои плавки, попытался вставить свой торчащий член ей во влагалище. Она впилась ногтями мне в спину, говоря тихо : "Отпусти сейчас же, я не хочу". Не обращая внимания на ее слова, я поймал ее руки, завел ей за спину и придавил своим телом так, что она уже не могла их освободить. В этот момент мой член раздвинул ее половые губки и ворвался вовнутрь. На секунду гримаса ненависти исказила ее лицо. Но чем чаще и быстрее я стал долбить ее матку ( а член постоянно в нее упирался), тем меньше она сопротивлялась. Наконец, я отпустил ее руки. Она обхватила ими мою спину, а ногами сжала мои ягодицы. Влагалище у нее было разработано прилично, да и по всему было видно, что в ебле она толк понимала. Хотя оно было достаточно свободным и член скользил в нем легко, он там все больше твердел, пока, наконец, его головка не стала ощутимо раздуваться.
Сказать по правде, удовольствие она доставила мне огромное и сама тоже кончила с подавленным криком. Мы оба были в поту, который стекал с нас чуть ли не ручьями. Отдышавшись, она пошла в ванную, за ней я. Мы молчали пока не оделись. Потом выпили по рюмке коньяка и она сказала, что ей пора. Я пошел ее провожать. То обстоятельство, что фактически я ее изнасиловал, мы обходили молчанием.
Прощаясь, я предложил ей встретиться в субботу, но уже у меня на квартире. Она, немного помолчав, ответила согласием.
Сказать по правде я на нее немного злился. Какого черта было сопротивляться, царапать мне спину, которая сейчас пылала огнем, чтобы потом все равно отдаться и получить удовольствие.
- Ладно - ,подумал. я,- уж в субботу так тебя вы..бу, что мало не покажется.
Та августовская суббота выдалась особенно жаркой. Дело происходило в самый пик лета.
Вопреки моему ожиданию, Света пришла не одна, а с подружкой, что меня разозлило.
- Вот сучка, - подумал я, - специально захватила ее с собой, чтобы я не начал опять приставать к ней.
Но делать было нечего, я пригласил их проходить к столу, где уже стояло спиртное и закуска.
Света представила свою подружку. Ее звали Марина. На вид ей было лет восемнадцать, но судя по всему характер имела бойкий и компанейский. У нее были кудрявые светлые волосы до плеч, симпатичная мордашка с голубыми глазами, пышная грудь третьего размера и округлые пухленькие бедра. Одета она была в очень коротенькую юбку, из-под которой, когда она сидела, в промежности проглядывали светлые трусики. На ней была белая блузка, открывавшая довольно откровенно верхнюю часть полной груди.
По причине жары, я оставался в синих трикотажных тренировочных брюках и белой футболке. При взгляде на оголенные ножки Марины, мой агрегат начинал ощутимо шевелиться в плавках.
Настроение у меня было подпорчено, но надо было поддерживать марку гостеприимного хозяина. Я подливал Марине в бокал спиртное. Она пила, шутила, личико ее разрумянилось. Света, наоборот, сидела скованно, много не пила, и я иногда задумывался, зачем вообще ей было ко мне приходить.
По мере опьянения настроение у меня улучшалось. Я рассказывал анекдоты, веселые истории, мы выпили с Мариной на брудершафт. Пили мы, в основном, вдвоем и вдруг в какой-то момент я понял, что она сильно опьянела. Внезапно ей стало плохо, ее затошнило. Я помог ей подняться и повел в ванную комнату. Там она низко склонилась над ванной и у нее начался приступ рвоты. Я включил воду. Она склонилась еще ниже, так что ее короткая юбка задралась вверх и показались трусики. Вид ее полуобнаженной попки и особенно запах девичьего тела чрезвычайно возбудил меня. Я, не задумываясь, просунул руки к резинке ее трусов и сдернул их вниз, а затем обнажил свой член и ввел его в услужливо подставленное влагалище. Ее продолжало рвать и она никак не реагировала на то, что мой член вовсю орудует у нее внутри, ударяя в преддверие матки. От моих толчков она сдвинулась ниже и уперлась руками в дно ванны. Я ухватил ее за пухлые девичьи бедра и яростно вонзал в нее свой напряженный агрегат.

Это становилось невыносимо. У меня целый месяц не было даже самого примитивного секса и меня эти рассказы привели в сильное сексуальное возбуждение. Организм просил мужчину.
- Так, ребята, это уже просто невозможно слушать,- громко прервала Я рассказчика, который умолк на полуслове , не окончив предложения. -Надеюсь, у вас в запасе больше нет подобных историй? Если же вы намерены продолжать, то прошу вас сменить тему.
- Марина, - улыбаясь ответил Виктор, - мы не нарушили ни одно из ваших условий. Что же не так?
- Ваши темы "не так"! Это же какое-то издевательство над живым организмом, - ответила я с верхней полки недовольным тоном. - Совершенно невозможно уснуть!
Пришлось подняться. Внизу живота всё свело, в трусах ощущалось обилие смазки. Надо было сходить в туалет, умыться холодной водой. Стараясь спуститься как можно более грациозно, я, тем не менее, чуть не сорвалась и тут же попала в объятие сильных рук Алексея. Причём он, поймав меня, не отпустил сразу, а крепко прижал к себе, обняв одной рукой за ягодицы так, что я почувствовала рельеф его гениталий.
-Отпустите меня! - возмутилась я, но лишь потому, что в купе был Виктор. Иначе, наверное, я бы не дёргалась. Я освободилась из рук Алексея, поправляя кофточку, направляясь к двери, но Виктор опередил меня, преградив мне путь своей широкой спиной. Он вышел первым, а я, сделав шаг к двери, была затянута сильными руками Алексея назад, во внутрь купе. Он притянул меня, развернув к себе лицом, и начал страстно целовать в губы, шею, прижимая к себе, к своему очень быстро увеличивающемуся члену. У меня перехватило дыхание. И без того заведённая их рассказами, я даже не стала сопротивляться и позволила ему всё, что он хотел.
Быстро уловив моё согласие, он начал срывать с меня одежду. В одно мгновенье я была перед ним абсолютно голая. Он поднял меня на руки и поставил так, чтобы одна нога встала на левую, а другая на правую полку. Раздвинув руками лепестки моего цветка, он припал к нему губами. - Да ты давно уже готова, радость моя,- произнёс он шевеля своими губами у моих влажных губ. Он выделывал языком и губами какие-то немыслимые вещи, вылизывая весь сок, истекающий из меня, углубляясь языком во влагалище. Он дотрагивался кончиком носа моего клитора и я просто извивалась от наслаждения. Затем, видя мое нетерпение, он взял меня на руки, уложил на полку, торопливо и прерывисто дыша лёг на меня сверху и ввёл своё изнемогающее от желания орудие в моё жаждущее влагалище, буквально жадно всосавшее налитый и упругий член Алексея. Сделав с десяток встречных движений, мы с Алексеем кончили с какой-то дикой животной страстью, и в завершении он с силой вдавил в меня свой одуревший половой орган. Выпускать его из себя мне не хотелось, потому что я со стыдом поймала себя на мысли, что я хочу ещё.
Так мы лежали какое-то время.
- Может по коньячку? - спросил он.
Я не отказалась и сделала хороший глоток.
В купе постучали. Алексей, прикрывшись полотенцем, выглянул в коридор и быстро переговорив с кем-то, вернулся ко мне. За это время я успела подумать о том, что происходит и как я до такого дошла. Но Алексей не дал мне углубиться в самоанализ и снова принялся меня ласкать. Теперь он не спешил, разглядывая меня в тусклом свете бокового фонаря.
- Какая ты красивая.... У меня никогда не было такой женщины. И такой страстной и необузданной. Твои груди.... Боже мой, это же произведение искусства.....А твоя девочка, она, по-моему, очень ненасытная. И я готов вновь её уважить. Он сел на колени и рассматривал мой лобок и всё, что ниже, а его член в это время наливался на глазах. Он попросил меня подняться и встать на пол. Развернув меня к себе спиной, он присел и стал целовать мои ягодицы, проводя языком между ними, затем нагнул меня, раздвинул ноги в стороны и дотянулся языком до моих половых губ. Всё это очень возбуждало и я снова хотела ощущать его в себе. Коньяк начинал действовать, усыпляя бдительность. Когда он вошёл в меня сзади, я закрыла глаза от удовольствия и не обратила внимания на то, что в купе кто-то вошёл. Опираясь руками о полку, я стонала от ударов Алексея, а когда открыла глаза, увидела перед глазами большой, блестящий от напряжения член Виктора. Я отпрянула, но услышала голос Алексея, который не прерывая движений сказал:
-Не волнуйся. Нам ведь с тобой хорошо, а Виктор лысый что ли? Он тоже рассказы слушал (пытался он пошутить).
Раньше я видела порно на видео и всё не могла понять, как это возможно вообще? Но сейчас поняла, что при отсутствии глубоких чувств, а лишь при наличии желания одного физического обладания это вполне допустимо. А эти мужчины желали меня со страшной силой. Мне же, правда, вполне хватило бы одного. Но выпитый коньяк, красивый и налитый член Виктора, его глаза, умоляющие, желающие и в то же время излучающие какую-то внутреннюю решимость и настрой на секс, заставили меня с пониманием отнестись к словам Алексея. Виктор приблизил к моему то приближающемуся, то удаляющемуся лицу свой агрегат и я, как под гипнозом, открыла рот. Придерживая рукой свой далеко не среднего размера тяжёлый член, Виктор аккуратно ввёл его в мой горячий рот. Алексей размеренно двигался сзади меня и под эти толчки я насаживала член Виктора. Чтобы не сойти с ума от происходящего я закрыла глаза. В целом, с закрытыми глазами было даже приятно. Эти двое были очень возбуждены и страстно меня имели. Скоро стало невыносимо держать огромный член Виктора. Я опустила голову, чтобы отдохнуть. В это время из меня вышел Алексей. Я вся истекала и была почти на грани оргазма. И вдруг, я ощутила в себе другого. Член Виктора отличался жесткостью, диаметром и глубиной вхождения. Он взял меня за талию и начал долбить с неистовой силой, нагибая меня ниже, чтобы видеть движение его члена во мне. Моя упругая грудь ходила ходуном, сзади раздавались шлепки и пока я сотрясалась от его ударов, Алексей зашёл спереди. Взяв меня за волосы он натурально затолкал мне в рот свой ещё не выстреливший, налитый член. Его крупная головка цеплялась за мои плотно держащие член губы и я ощущала её форму. Алексей так увлёкся, что старался затолкать его мне в горло и как я не сопротивлялась, он настойчиво проталкивал его вглубь. И тут Виктор довёл меня до той стадии, когда затуманивается сознание и теряешь чувство реальности. Наступил умопомрачительный оргазм. Все трое подошли к нему одновременно и забились в экстазе. Член Алексея стал очень твёрдым и начал пульсировать у меня во рту, изливая сперму, которой я чуть не захлебнулась, а Виктор в это время вжал в меня свой агрегат и бил упругой струёй спермы мне в матку.
Когда всё закончилось, я упала на полку совершенно без сил. Эти двое сидели рядом. Потные, тяжело дышащие, но абсолютно удовлетворённые и счастливые. Затем мы все по очереди сходили в туалет, привели себя в порядок и как добрые друзья сели за стол. Выпили по чуть-чуть "за фанатастический секс" и я как убитая уснула внизу, не имея уже ни сил, не желания подниматься наверх.
Уже светало, когда я проснулась от того, что кто-то устраивается рядом со мной. Это был Виктор. Без лишних слов, он ввёл свой уже готовый к совокуплению член в меня со спины, и сначала плавно, а затем по нарастающей двигал им в моём очень влажном влагалище, пока бурно не кончил, крепко обняв меня руками и уткнувшись лицом мне в волосы. Он не хотел выходить из меня. Сон мой прошёл и по тяжести внизу живота я остро ощущала, что не получила разрядки. Я повернулась к Виктору лицом и начала рассматривать его лицо, плечи, руки. Это был довольно симпатичный, крепкий и сильный мужчина 35-40 лет. Красивые серые глаза в обрамлении густых каштановых ресниц делали их добрыми и милыми. Прямой нос, овальное лицо, тёмно-русые коротко подстриженные волосы... Это была та мужская внешность, которая всегда выигрывала в моих глазах на фоне прилизанных и холёных сынков, красавчиков и любимцев публики.
Обтеревшись полотенцем и перевернув Виктора на спину, я оседлала его. Поднимаясь и опускаясь на его члене и регулируя степень его вхождения, я подняла руки, скрестив их сзади на шее и закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Потом, чувствуя, что возбуждение нарастает, я вращалась на нём, мурлыча и постанывая. Чтобы его подразнить и ещё больше разжечь желание, я повернулась на его члене, развернувшись к нему спиной и нагнулась вперёд грудью к его ногам, опершись на локти. Я предоставила Виктору возможность видеть, как двигается во мне его смазанный в моём влагалище блестящий член, выходя почти полностью и входя на всю глубину. Не выдержав долго созерцания этой панорамы он поднялся, встал сзади, резко вонзил в меня своё орудие и мы закончили акт в собачьей позе с такой неистовой силой, так бурно и шумно, что соседи за стеной постучали с нескрываемым и справедливым возмущением "Ну сколько же можно?". Немного отдохнув лёжа у меня на спине, он поднялся на верхнюю полку.
"До чего я докатилась?"- задавала я себе вопрос, на который не знала ответа.
Весь день мы проспали. За час до приезда попили чай, посмеялись над тем, что вместе вытворяли. Мужчины остались при мнении, что теперь знают ещё один способ, как соблазнить женщину, даже такую стерву, как я. Я же теперь знала, что подобные рассказы, свидетельницей которых я невольно оказалась, слушать мне нельзя, потому что могу натворить глупости.
На вокзале меня встречала служебная машина. А этих господ в форме - своя.
Мы ничего не знали друг о друге, кроме имён. Попрощавшись, мы разошлись и никогда больше не встречались.
Иногда, вспоминая это приключение в поезде, я ощущаю легкую ностальгию и загадочная улыбка касается уголков моих губ.
71% (13/5)
 
Categories: AnalGroup SexHardcore
Posted by Kris_
2 years ago    Views: 2,962
Comments
Reply for:
Reply text
Please login or register to post comments.
No comments